Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина

 

Эта традиционная тема волновала таких поэтов, как Гораций, Байрон, Жуковский, Державин и другие. И вслед за ними Пушкин дает свое понимание предназначения поэта и поэзии.

Этот вопрос затрагивается в первом опубликованном стихотворении «К другу стихотворцу» (1814). Поэт говорит о горестях, выпадающих на долю поэтов, которых

... хвалят все, питают — лишь журналы;
Катится мимо их Фортуны колесо...
Их жизнь — ряд горестей, гремяща слава —
сон.

Автор советует начинающему поэту быть «спокойным». Он видит назначение поэзии в том, чтобы приносить пользу обществу. По его мнению, «хорошие стихи не так легко писать», но уж если писать, то только хорошие. «Неподкупный голос» лирического героя слышен в стихотворении 1818 года «К Н. Плюсковой». Поэт обращается к фрейлине императрицы Елизаветы Алексеевны, выражая свою независимость по отношению к властям:

Свободу лишь учася славить,
Стихами жертвуя лишь ей,
Я не рожден царей забавить
Стыдливой музою моей...
Любовь и тайная свобода
Внушали сердцу гимн простой,
И неподкупный голос мой
Был эхо русского народа.

В стихотворении 1824 года «Разговор книгопродавца с поэтом» рассудительный книгопродавец замечает:

Не продается вдохновенье,
Но можно рукопись продать.

Стихотворение заканчивается признанием поэтом правоты продавца книг. Заключительные строки стихотворения написаны в прозе, и это переносит читателя из мира мечтаний о возвышенном в мир приземленной действительности. Здесь Пушкин выступил новатором: он впервые выразил реалистическое отношение к деятельности поэта.

В стихотворении «Пророк» (1826) в аллегорической форме рассказывается о преобразовании простого человека в поэта-пророка. «Шестикрылый серафим» наделяет человека «вещими зеницами», необыкновенным слухом, жалом «мудрыя змеи», вместо сердца «вдвигает» ему в грудь «угль, пылающий огнем». Но и этого полного преобразования оказывается недостаточно для того, чтобы человек стал поэтом-пророком, для этого нужна воля Бога:

И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Таким образом, Пушкин в «Пророке» видит назначение поэта и поэзии в том, чтобы «глаголом жечь сердца людей».

Через два года было написано стихотворение «Поэт и толпа», обличающее отношение светской «черни» к поэту.

Зачем так звучно он поет?..
Как ветер песнь его свободна,
Зато как ветер и бесплодна:
Какая польза нам от ней?

Однако поэт также выражает свое отношение к «черни»:

Подите прочь — какое бело
Поэту мирному до вас!
В разврате каменейте смело,
Не оживит вас лиры глас!

По мнению Пушкина, поэты рождаются «для вдохновенья, для звуков сладких и молитв». Поэт — сложное существо, отмеченное свыше, наделенное частью созидающей силы господа Бога, но в то же время он — обычный земной человек. Бог шлет поэту вдохновенье, и —

Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел.

Пушкин создает образ поэта, борющегося за свободу выражения своих мыслей, за правдивость поэзии, за свою независимость от власти денег и толпы. Так, в стихотворении «Поэту» (1830) автор обращается к поэту:

Поэт! не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный
шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной:
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

При этом участь поэта — быть одиноким человеком. Пушкин призывает поэта идти «дорогою свободной, куда влечет... свободный ум».

Тему взаимоотношения толпы и художника Пушкин продолжает в стихотворении «Эхо» (1831). Автор сравнивает творческую деятельность поэта с эхом:

На всякий звук
Свой отклик в воздухе пустом
Родишь ты вдруг...
Тебе ж нет отзыва... Таков
И ты, поэт!

Образ поэта, не ценящего «громкие права», не зависящего «от царя», «от народа», дающего отчет «себе лишь самому», создан Пушкиным в стихотворении 1836 года «Не дорого ценю я громкие права...» (Из Пиндемонти). Счастье для истинного поэта, по мнению автора, —

По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.

Своего рода поэтическим завещанием Пушкина явилось стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» (1836), написанное за полгода до смерти. Оно восходит к оде римского поэта Горация «К Мельпомене», стихотворениям Ломоносова, Державина.

Пушкин выделил существенное качество своего творчества — служение народу:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Обращаясь к Музе, он призывает:

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспоривай глупца.

Поэт, по мнению Пушкина, должен ни от кого не зависеть, ни перед кем «не клонить гордой головы», а достойно выполнять свое предназначение — «глаголом жечь сердца людей». Еще в 15 лет в стихотворении «К другу стихотворцу» он заявил:

И знай, мой жребий пал, я лиру избираю.
Пусть судит обо мне как хочет целый свет,
Сердись, кричи, бранись, — а я теки поэт.

Позже Пушкин скажет: «Цель поэзии — поэзия», — и останется верен этому до конца.