Кутузов и Наполеон в романе Л. Н. Толстого «Война и мир». Смысл их противопоставления

 

Победа над Наполеоном осмысляется писателем с морально-философской точки зрения как победа справедливости, человечности над злом.

Толстой не только не находит ничего привлекательно в личности Наполеона, но напротив, считает его человеком, у которого «помрачены ум и совесть». Все его поступки Толстой расценивает как «слишком противоположные добру и правде, слишком далекие от всего человеческого». Во .многих сценах романа французский император предстает как капризный и самовлюбленный позер.

Одним из ярких эпизодов, характеризующих Наполеона именно с этой стороны, является сцена приема императором русского посла Ба-лашева. Принимая Балашева, Наполеон все рассчитал для того, чтобы произвести на него неотразимое впечатление. Он хотел представить себя воплощением силы, величия и благородства. С этой целью он назначил прием на «самое выгодное свое время — утро» и нарядился в «самый, по его мнению, величественный свой костюм». Было рассчитано не только время, но и место встречи и даже поза, которую Наполеону надлежало принять, чтобы произвести должное впечатление на русского посла.

Неприязнь Толстого к Наполеону сквозит и в описании других подробностей. Его манера «смотреть мимо» людей отмечалась Толстым. В эпизоде с уланами, бросившимися в реку, чтобы угодить императору, когда они тонули, Наполеон даже не взглянул на них. Описание поездки Наполеона по Аустерлицкому полю сражения также свидетельствует о его полном равнодушии к убитым и раненым.

Мнимое величие Наполеона особенно ярко проявляется в сцене, когда он стоит на Поклонной горе и любуется панорамой Москвы: «Одно мое слово, одно движение моей руки, и погибла эта древняя столица...» Но недолго пришлось ему наслаждаться своим величием. Он оказался в жалком и смешном положении, так и не дождавшись ключей от величественного города.

Толстой противопоставляет Наполеону (и как военачальнику, и как человеку) фельдмаршала Кутузова. В отличие от императора Франции, русский полководец не считал руководство военными операциями «игрой в шахматы». Кроме того, он никогда не приписывал себе главную роль в успехах, достигнутых русской армией. В отличие от Наполеона, он делал ставку не на свою гениальность, а на силу армии. Кутузов был убежден, что решающее значение в войне имеет «дух войска». В тяжелой для русской армии ситуации он сумел принять на свои плечи всю полноту ответственности. Невозможно забыть сцену военного совета в Филях, когда Кутузов принял решение об отступлении. В те мрачные часы перед ним встал один страшний вопрос: «Неужели это я допустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал?. Когда же решилось это страшное дело?» В эту трагическую для России минуту, когда "необходимо было принять одно из важнейших в истории решений, Кутузов был совершенно один. Он должен был сам принять это решение, и он его принял. Для этого полководцу потребовалось собрать все свои душевные силы. Он смог не поддаться отчаянию, сохранить уверенность в победе и внушить эту уверенность всем — от генералов до солдат.

Из всех исторических деятелей, показан-иых в романе, только Кутузова Толстой называет истинно великим человеком: «...трудно себе представить историческое лицо, деятельность которого так неизменно и постоянно была бы направлена к одной и той же цели».

В романе «Война и мир» Кутузов представлен как народный герой, вся мощь которого состояла «в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его».

Можно сделать вывод о том, что основное различие между этими полководцами Толстой видел в антинародной деятельности Наполеона и народном начале, лежащем в основе всех деяний Кутузова.

Здесь необходимо сказать об отношении Толстого к роли личности в истории. Еще в молодости писатель пришел к мысли, что «каждый исторический факт необходимо объяснять человечески...» Уже тогда Толстой иронически относился к тем писателям, которые считали творцами истории немногих выдающихся лиц. В эпилоге романа Толстой говорит о том, что невозможно описывать движение человечества без понятия о силе, заставляющей людей направлять свою деятельность к одной цели, а эта сила есть движение «всех, без одного исключения всех людей». По Толстому, содержание исторического процесса составляет движение народных масс, их действия, их могучая, неостановимая сила и величие личности заключаются в том, чтобы стать частью этой силы.