Основное правило фонетического принципа ( мечта каждого школьника! ): " Как слышим, так и пишем ". Руководствуясь этим правилом, следовало бы сегодня писать горат вместо город или пити вместо пяти . Разумеется, первоначально буквенно-звуковая система русского письма была ориентирована именно на произношение. В древнерусских текстах (например, берестяных грамотах) можно встретить такие написания, как бестыда (без стыда), безлобы (без злобы) и даже бежнего (без него). Столь же "фонетичны" первые пробы пера у ребенка, едва освоившего алфавит. " Сиводьни я хадила в эрмиташ и ф сат с тьётьей маей ", - писала моя четырехлетняя дочь. И сегодня фонетический принцип как ведущий используется, например, в сербской и белорусской орфографии. Однако применять его отнюдь не так просто, как кажется на первый взгляд. Во-первых, при письме трудно следить за произношением. Во-вторых, произношение не имеет безусловного единства: все-таки каждый из нас говорит и слышит по-своему. Научиться "расшифровывать" тексты, написанные строго в рамках фонетического принципа, будет не легче, чем выучиться писать "по-правилам", то есть в соответствии с логикой принципа морфологического.
       Тем не менее, некоторые из современных орфограмм сложились именно под влиянием фонетических закономерностей :

  • Написание только двух согласных там, где морфологически должно быть три , и (в некоторых случаях) только одной согласной там, где морфологически должно быть две : оде сс кий = Оде сс -а + с к ; сс удит ь = с + сс уд-а ; ма н ка = ма нн -а + к ; опере т ка = опере тт -а + к и т. п. (О причинах, вызвавших необходимость такого нарушения морфологического принципа орфографии, было сказано выше). Примечательно в этом смысле причастие воз + жженый , орфография которого претерпевала долгие колебания. Заметим, что звук з перед следующим ж в этом слове заменяется звуком ж и для передачи долгого, или, иначе говоря, двойного жж достаточно двух букв - зж . Именно в таком - фонетическом - написании ( возженый ) и зафиксировано это слово в "Толковом словаре русского языка" под ред. Д.Н. Ушакова (1935-1940). Однако позже возобладало морфологическое написание ( возжженый ), принятое в современных словарях.
           Двойные согласные в производных словах в соответствии с произношением (т. е. в тех позициях, когда фонетический принцип оказывается "влиятельнее" морфологического) не сохраняются в следующих случаях:
    • в первой части сложносокращенных слов: гра м запись (хотя: гра мм офонная запись ), ко р пункт (хотя: ко рр еспондентский пункт ) и т. п.;
    • в конце сложносокращенных слов военко р , рабко р , селько р , собко р , спецко р , юнко р (хотя: военный ко рр еспондент ) и производных от них ( военкоровский, юнкоровец и т. п.); такие слова следует отличать от графических сокращений соб. корр ., раб. корр . и т. п., которые представляют собой сочетание двух отдельных самостоятельных слов ( собственный корреспондент, рабочий корреспондент );
    • в формах субъективной оценки собственных имен, если следующий за корнем суффикс начинается с согласной: Кири л ка (хотя: Кири лл , Кири лл ушка ), Фили п ка (хотя: Фили пп , Фили пп ок );
    • в некоторых из тех слов, производящая основа которых заканчивается на нн , а суффикс начинается с согласной: анте н ка, анте н щик , хотя: анте нн а, анте нн очка; коло н ка, коло н чатый , хотя: коло нн а, коло нн ообразный; ма н ка , хотя: ма нн ая крупа; полуторато н ка , хотя: то нн а, полуторато нн ый; форме н ка (хотя форме нн ый ); фи н ский, фи н ка , хотя: фи нн , фи нн о-угорский ;
    • в некоторых производных от слова криста лл , образованных при помощи суффиксов, начинающихся с согласной: криста л ьный, криста л ьно, криста л ьность, криста л ьчик (но: криста лл ический, криста лл изация, криста лл ик и др.);
    • во всех производных от слова опере тт а : опере т ка, опере т очность, опере т очный [ Обращаем ваше внимание на то, что в данном параграфе представлен исчерпывающий перечень слов, не сохраняющих двойную согласную при словоизменении и образовании производных. Написание всех остальных слов подобного типа подчиняется морфологическому принципу : балл - пятибалльный, Бонн - боннский, ватт - стоваттный и т. п. ];
    • в словах буде н овка и буде н овец (хотя: Буде нн ый, буде нн овский ), что, вероятнее всего, связано с экстралингвистическими факторами;
    • в словах бри л ьянт, бри л ьянтик, бри л ьянтин, бри л ьянтовый, бри л ьянтщик , выступающих как орфографические варианты написаний бри лл иант, бри лл иантик, бри лл иантин, бри лл иантовый, бри лл иантщик и обладающих особой стилистической окраской (варианты с л вместо лл характерны, в первую очередь, для разговорного стиля речи, но широко употребляются также и в поэтических текстах);
    • в словах ми л ьон, ми л ьонный, ми л ьонщик, ми л ьонщица , хотя и оцениваемых как безнадежно устаревшие и не рекомендуемые орфографические варианты к формам ми лл ион, ми лл ионный, ми лл ионщик, ми лл ионщица , но, тем не менее, широко представленных в поэтических текстах, где "исправление" написания неизбежно повлекло бы за собой нарушение стихотворного ритма: " Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы " (А. Блок. Скифы);
    • в словах ну л евик, ну л ёвка, ну л евой, н у лик, н у ль (хотя: ну лл ификация, ну лл ифицированный, ну лл ифицировать, ну лл ифицироваться ).
  •       Написание -с- вместо -з- на конце некоторых приставок ( без- ( небез- , обез- ), воз- ( вз- ), из- ( сыз- ), низ- , раз- ( роз- ), через- ( чрез- )) перед следующим глухим согласным .
           Причина того, что приставки на зс существуют в нашей орфографии по собственным законам, кроется в глубокой истории русского языка. Дело в том, что эти приставки, в отличие от всех остальных, никогда не были предлогами, то есть самостоятельными словами, и потому между конечным звуком такой приставки и начальным звуком следующей части слова не было, условно говоря, никакого "зазора", никакой паузы, вследствие чего ассимиляция (т. е. фонетическое приспособление) последнего согласного приставки к первому согласному корня происходила регулярно и с самых древнейших времен.
           Морфологически эти приставки следовало бы писать всегда одинаково, так как по значению рас- , например, ничем не отличается от раз- ( раскидать - разбросать ). Именно так, не меняя графического облика, мы пишем все остальные приставки: сбросить - скинуть, подбросить - подкинуть, отбросить - откинуть и т. п. Впрочем, и правописание приставок на зс не полностью фонетично. Скажем, в слове безжалостный на месте орфографического з на самом деле слышится ж , а в слове бесшумный на конце приставки звучит отнюдь не с , а ш . Иначе говоря, при написании такого рода приставок орфография отражает лишь одну из особенностей их звучания: звонкость или глухость, определяющуюся следующим звуком. Да и то, строго говоря, не столько звуком, сколько … буквой . Обратите внимание: слово безвкусный пишется с орфографическим вариантом без- , хотя на месте орфографического з в действительности произносится глухой звук с (так как последующее в оглушается перед звуком к ). Но реальное звучание затмевается в нашем сознании силой зрительного воздействия буквы.
           В сугубо методических целях один из исследователей современного русского письма предлагает использовать следующий забавный мини-диалог, где объединены все десять согласных букв, перед которыми конечный согласный перечисленных выше приставок всегда обозначается буквой с : " - Степка, хочешь щец? - Фи! " [ Мейеров В.Ф. Современное русское письмо: Обозначение звуков в слабых позициях: Учебное пособие. Иркутск, изд-во Иркутского университета. 1995. С. 87 ].
  •        Наличие четырех письменных вариантов у приставки роз- ( рос- ) - раз- ( рас- ), где отражается не только чередование звонкого з с глухим с , но и ударного о с безударным а : р о зыск - но р а зыскивать , р о спись - но р а списать и т. п.       Казалось бы, этого разнобоя можно избежать, отказавшись вообще от вариантов с буквой а , и писать, например, росписка (аналогично роспись ) и роздать (поскольку существует форма розданный ). Однако такому орфографическому упрощению противится современное произношение: мы знаем несколько случаев, когда под ударением в приставке ясно слышится именно а ( р а звит , р а спят [ См. у В. Маяковского: "С каким наслажденьем жандармскою кастой Он был бы исхлестан и распят…" ("Стихи о советском паспорте") ] и т. п.). Поэтому и саму формулировку правила следовало бы уточнить: не " под ударением пишется о , без ударения - а ", как вещает большинство учебников и справочных пособий, а " в безударной позиции всегда следует писать рас- ( раз- ), а под ударением - то, что слышится (обычно рос- ( роз- ))". Впрочем, и эта формулировка нуждается в дополнении: по действующим ныне правилам в прилагательном розыскной пишется все-таки о , хотя приставка находится не под ударением [ Об этом исключении достаточно подробно говорится в статье о реформе орфографии ].
Написание начального ы вместо и в корнях после русскоязычных приставок, оканчивающихся на твердый согласный (кроме приставок меж- и сверх- ): безыскусный, предыюльский, сызнова и т. п.
       Эти написания являются целиком и полностью фонетическими. Соблюдение морфологического принципа орфографии привело бы в данном случае к нарушению другого важнейшего принципа нашего письма - слогового принципа графики . Этот принцип предполагает, что в качестве единицы чтения и письма в русском языке выступает графический слог, т. е. что " сочетание согласной и гласной букв представляет цельный графический элемент, буквосочетание, обе части которого взаимно обусловлены: как гласные, так и согласные буквы пишутся и читаются с учетом соседних букв " [ Иванова В.Ф. Современный русский язык. Графика и орфография. М., 1976. С. 76-77 ].
       В соответствии с этим принципом буква и , следующая за согласной, требует произносить эту согласную как мягкую. Однако согласно современной произносительной норме смягчения твердой согласной на конце приставок перед начальным и корня в действительности не происходит (ср. при ди - пре ды дущий, о би да - о бы грать ). Очевидно, русская графика могла бы в данном случае избрать и другой способ соблюдения слогового принципа: рекомендовать писать на стыке приставки и корня разделительный твердый знак (например, предъистория ) - аналогично тому, как употребляется эта графема на стыке приставок, оканчивающихся на твердый согласный, и корней, которые начинаются с гласных е, ё, ю, я , также требующих смягчения предыдущего согласного звука ( безъязыкий, сверхъестественный и т. п.). Однако, во-первых, такое написание выглядит куда более громоздким; во-вторых, буква и (в отличие от е, ё, ю, я ) в положении после твердого согласного никогда не обозначает двух звуков (ср. объедать и обедать - необходимость разделительного твердого знака в первом слове диктуется не только отсутствием смягчения согласного б , но и произношением на месте орфографического е сочетания двух звуков йэ ); в-третьих, значение может иметь и тот полузабытый исторический факт, что буква ы была рождена фантазией создателей нашего алфавита, Кирилла и Мефодия, именно как сочетание букв ъ и i [ Заметим походя: того самого i (и), о котором говорит известная поговорка "расставить точки над i " ].
       Сохранение начального и в корне после приставок меж- и сверх- объясняется историческими причинами. Написание ы после приставки меж- прежде всего нарушило бы общее правило, известное с первого класса даже завзятым двоечникам: " жи и ши всегда пиши через и ". "Посягать на святое" ради всего лишь четырех малоупотребительных слов, в которых приставка меж- соседствует с начальным и корня ( межиздательский, межимпериалистический, межинститутский, межирригационный [ См. "Сводный словарь современной русской лексики". Т. 1. М., 1991. С. 587 ]), орфография не решилась. Кроме того, историческая фонетика знает, что звуки ж и ш в русском языке в течение долгого времени были только мягкими (а не только твердыми, как ныне) [ О былой мягкости ж может напомнить современное произношение слов вожжи и дрожжи ].
       С приставкой сверх- произошла совершенно обратная история: звук х на протяжении многих веков мог быть только твердым, так что при сочетании приставки сверх- и корня, начинающегося с и , в действительности не происходило никаких фонетических изменений, которые стоило бы отражать в графике (ср. правописание сложных слов, первая основа которых заканчивается на и : трехимпульсный, четырехигольный ).
       Происхождение корня - русский он или иноязычный - в этом правиле не учитывается, хотя до выхода в свет ныне действующего орфографического свода (1956 года) ы вместо этимологического и после приставок писалось только в русских корнях, а в корнях заимствованных и сохранялось ( раз ы грать, но без и дейный ). Однако такое разграничение вряд ли можно считать целесообразным, так как в современном языке такие слова, как идея, история, интерес и многие другие, уже не воспринимаются как иноязычные.
       После иноязычных приставок, оканчивающихся на согласную ( дез-, контр-, пан-, пост-, суб-, супер-, транс- ), и сохраняется для того, чтобы пишущий мог быстрее увидеть границу между частями слова и благодаря этому быстрее понять их значение. Вследствие этого подхода (при котором учитывается происхождение приставки, но не корня) по-разному выглядит начальная буква корня в таких, например, парах, как пост и мпрессионистский - пред ы мпрессионистский или контр и гра - роз ы грыш .
       Особое внимание следует обратить на глагол взимать , в котором исконно русская приставка вз , оканчивающаяся на твердый согласный, присоединяется к древнерусскому глаголу имать ' брать ', однако в начале корня сохраняется буква и , так как такое написание соответствует произношению (ср. вз и мать , но из ы мать ).
       Кроме того, следует помнить, что правило о переходе и в ы после приставок не распространяется на сложносокращенные слова: спорт и нвентарь, гос и нспекция .