Детство Европы протекало в катастрофической, бурной обстановке Великого переселения народов, столкновении двух совершенно противоположных и, казалось бы, несовместимых миров - мира варварских германских племен и цивилизации Рима.

Варварство против цивилизации

Первое знакомство с германцами произошло еще в I в. до н. э. Тогда некоторые германские племена перешли через Рейн и пытались осесть в римской провинции Галлии. Но их натиск был отбит, и самый решительный удар нанес знаменитый полководец Юлий Цезарь, отбросивший германцев за Рейн. К концу I в. н. э. по этой реке и пролегла граница, отделяющая римские владения от земель свободных германских племен. Дальше, до Дуная, шли пограничные укрепления, которые назывались Римским валом.

Германские племена, жившие бок о бок с римлянами, конечно, впитывали римскую культуру и были гораздо более "цивилизованными" по сравнению с теми племенами, которые были удалены от границы.

Их мирное сосуществование было нарушено уже во II-III вв. н. э., когда в движение пришли восточногерманские племена - готы. Поселившись в Причерноморье, они совершали оттуда набеги на империю. В IV в. началось Великое переселение народов - массовые перемещения германских и негерманских племен. Под натиском гуннов - кочевников тюркского или монгольского происхождения, которые шли с востока на запад, вестготы осели на территории империи, в современной Болгарии, как союзники римлян. Но уже в начале V в. они вторглись в Италию, в 410 г. взяли Рим, а потом перешли в Галлию. Там, в районе современного города Тулузы, в 418 г. было создано первое варварское королевство на территории Римской империи.

В начале V в. в Галлию хлынули и другие германские племена (вандалы, аланы и свевы), воспользовавшиеся тем, что Рим был занят борьбой с вестготами. Особенно опасными были вандалы. Дикие и агрессивные, они не шли на договоры с империей, предпочитая совершать набеги и грабить новые и новые территории. В 20-е гг. V в. вандалы разорили богатые приморские города восточного побережья Пиренейского полуострова, а затем высадились в Северной Африке.

Кроме германцев в том же V в. на территорию империи стали вторгаться гунны, во главе которых стоял знаменитый вождь Атилла, прозванный современниками "бичом Божьим".

Племя бургундов, живших прежде на Среднем Рейне, после победы римлян над гуннами было частично переселено к Женевскому озеру. Там в 457 г. появилось новое Бургундское королевство, которое вскоре расширилось к северу и вниз по реке Роне, в сторону Прованса.

В этой бурной катастрофической обстановке практически незамеченным прошло знаменательное событие - в 476 г. варварами-наемниками был низложен последний римский император и Западная Римская империя прекратила свое существование. Впрочем, эта дата во многом условна: реально свою власть римские императоры потеряли гораздо раньше.

Между тем на территорию бывшей Западной Римской империи продолжали вторгаться германские племена. Одно за другим образовывались варварские королевства.

В 439 г. вандалы создали королевство в Северной Африке. В 486 г. в Северную Галлию вторглись франки, ранее жившие в нижнем течении Рейна. В VI в. Франкское королевство заняло земли в Южной Галлии и Бургундии. С середины V в. германские племена стали активно осваивать Британию, воюя с местным кельтским населением. В результате к концу VI в. в Британии образовалось семь варварских королевств.

Образование варварских королевств не создало обстановки стабильности. Новые государства вели между собой постоянные войны, их границы были непостоянны, а жизнь, как правило, недолговечной.

Так, в 488 г. в Италию вторглись остготы, которые вскоре свергли короля вестготов Одоакра и образовали обширное Остготское королевство, включившее в себя Италию, Сицилию, часть Паннонии и Иллирии, а позднее - Прованс. Но в 555 г. его завоевала Византия, а затем эта территория была захвачена другим германским племенем - лангобардами.

Эта довольно хаотичная картина дополнялась непрерывными перемещениями по Европе многочисленных германских, тюркских, иранских и славянских племен, еще не создавших собственной государственности.

Волны варварских нашествий постепенно успокаивались, но обстановка в Западной Европе еще долго оставалась напряженной, С VIII до середины XI в. на Западную Европу наводили ужас набеги воинственных норманнов - германских народов, населявших скандинавские страны. В конце VII - начале VIII в. молодая исламская цивилизация повела наступление на европейский мир и утвердила свое господство над Северной Африкой и большей частью Испании.

Какую роль сыграли варвары в становлении новой цивилизации? Казалось бы, ответить на этот вопрос легко. Варвары разрушили цивилизацию Рима, а вместе с ней и тот уровень цивилизованности, который создавался на протяжении многих веков. Не случайно первые века после гибели империи называют "темными".

Население страдало от жестокости завоевателей и голода; пустели города, разрушались бесценные произведения искусства, замирала торговля. Росло число запущенных, никем не обрабатываемых земель. Так вырисовывался облик Западной Европы в начале ее существования: огромные пространства лесов и полей с редкими, разобщенными островками деревень.

Но, несмотря на эти страшные картины, название "темные века" не объясняет нам всего, что происходило в ту эпоху, когда закладывался фундамент новой цивилизации. Степень варваризации была неодинакова; многое зависело от того, какие именно германские племена вторгались на территорию Римской империи. Например, вестготы, остготы, франки довольно долгое время жили на ее границах и, разумеется, входили в контакты с местным населением, усваивая некоторые элементы цивилизованности.

В Остготском королевстве продолжала действовать римская система образования, и варвары пополняли ряды учащихся. Остготский король Теодорих покровительствовал искусствам и наукам, при его дворе творили римские философы, писатели и историки.

Остготское возрождение (так называют этот расцвет культуры историки) было уникальным для V-VI вв. и не слишком долговременным явлением.

Иначе к плодам цивилизации относились те варвары, которые не имели опыта общения с римлянами. Лангобарды, покорившие Италию, были не готовы к усвоению античных достижений и потому последствия вторжения этого племени оказались гораздо более разрушительными. Но важно было уже то, что варвары захватили цивилизованное пространство: в самой Италии и римских провинциях были выстроены акведуки и термы, возвышались древние города, украшенные храмами и статуями. Это пространство не могло исчезнуть сразу, как и старые социальные отношения и законы, как и люди, вскормленные культурой Рима.

Но для становления будущей западноевропейской цивилизации имело значение не только культурное наследие Рима, которое в той или иной степени перенимали варвары. В эпоху ее детства произошел важнейший сдвиг - переход к феодализму. И этот сложнейший процесс развивался при самом активном участии варваров. Некоторые элементы феодализма появились, правда, и в Римской империи накануне ее гибели (труд колонов), но окончательно новые социально-экономические отношения утвердились на большей части территории Европы через взаимодействие позднего римского общества с варварским. Такой путь развития феодализма называется синтезным.

Каким образом происходил синтез? На территории бывшей Римской империи частично были уничтожены, а частично еще сохранялись большие поместья римской знати. Но, как вы помните, их владельцы в основном использовали труд колонов, а рабов сажали на землю и давали им возможность вести собственное хозяйство. И колоны, и рабы, посаженные на землю, фактически были арендаторами. Рядом с такими поместьями селились общины германцев. К V-VI вв. германская община уже начала расслаиваться: ее члены имели участки земли, которые можно было продавать, покупать, дарить или завещать, т. е. пользоваться ими как частной собственностью. В коллективной собственности общины оставались только леса, пустоши и пастбища. Благодаря расслоению общины и возможности покупать и продавать землю среди германцев росло крупное землевладение.

Так зарождались два класса феодального общества: феодалы - собственники земли, и крестьяне, получавшие землю от феодалов под определенные условия, т. е. зависимые крестьяне. Феодала и зависимого крестьянина связывало нечто вроде взаимного договора: феодал не мог использовать свою землю без труда крестьянина, а тот не имел своей собственной земли, а кроме того, остро нуждался в ту неспокойную эпоху в военной защите.

Но феодализация общества проходила в разном темпе даже в тех регионах Западной Европы, где осуществился синтез римского и варварского миров. Быстрее всего становление феодализма шло там, где римские и варварские начала были уравновешены (в Северо-Восточной Галлии), медленнее - там, где варвары не сумели разрушить римские рабовладельческие виллы (Италия), и там, где римские начала были слишком слабыми (Британия, Германия между Рейном и Эльбой) или отсутствовали вообще (Скандинавия). Соответственно в Северо-Восточной Галлии феодализм утвердился уже в VIII-IX вв., в Италии - к X в., в Британии - к XI в., в Германии - только к XII столетию.

Западноевропейская цивилизация, какой мы знаем ее сейчас, - это сложный комплекс, состоящий из различных и весьма многочисленных государств, вполне самостоятельных и вместе с тем связанных друг с другом экономическими, политическими и культурными узами. Но эта особая форма союза сложилась не сразу.

На первых порах Западная Европа состояла из ряда разобщенных и довольно неустойчивых варварских королевств. На их территориях, кроме самих варваров, жило местное римское население, резко отличавшееся от завоевателей по уровню культуры. Германские племена не были едины: они отличались друг от друга по языку и обычаям, даже те, кто принял христианство, продолжали верить в своих старых богов.

И все-таки идея политического единства Европы появилась достаточно рано - на рубеже VIII-IX вв. Ее родиной стало Франкское королевство, которое в ту неспокойную эпоху оказалось самым жизненным и сильным государством.

Достигнув наивысшего расцвета при короле Карле Великом (768-814), который активно вел завоевательную политику, оно превратилось в огромную империю, объединившую различные племена. Ее границы простирались от Средней Италии на юге до Ютландии на севере, от Барселоны на юго-западе до Богемских гор и Венского леса на востоке.

Карл Великий и его приближенные видели в своем новом государстве возрождение Римской империи. В 800 г. папа Лев III короновал Карла и провозгласил его римским императором. Но империя была непрочным образованием и распалась вскоре после смерти своего создателя. Согласно Верденскому договору 843 г. она была поделена между потомками Карла Великого на три большие части: Западно-Франкское, Восточно-Франкское королевства и империю, включавшую Италию и земли вдоль Рейна (империя Лотаря, одного из внуков Карла). Раздел положил начало истории трех современных европейских государств - Франции, Германии и Италии.

Еще одна попытка утвердить преемственность Западной Европы от Римской державы была предпринята германским королем Оттоном I (936-973). Совершив несколько военных походов в Италию, в 962 г. он добился коронации в Риме. Так была создана новая "Римская Империя", включавшая в свой состав Германию, а также Северную и Среднюю Италию. Позже она стала называться Священной Римской империей. Это позволило германским императорам вмешиваться во внутренние дела европейских стран, оказывать влияние на папство, считать себя хозяевами Италии.

Священная Римская империя была, по сути, достаточно рыхлым образованием. Она не могла помешать основной тенденции политического развития Европы - выделению самостоятельных национальных государств. Это был длительный и мучительный процесс, сопровождавшийся войнами и переделами границ, процесс, который не завершился даже на исходе средневековья.

И все-таки империи Карла Великого и Оттона I выполнили свою объединяющую роль, которая проявилась и в международных отношениях внутри Европы, и в утверждении идеи о связи молодой западноевропейской цивилизации с ее великим предшественником - Римом.

Идея единства западноевропейской цивилизации постепенно формировалась и под воздействием римско-католической церкви, которая претендовала на роль высшего арбитра в политической жизни Европы. Кроме того, церковь вкладывала в сознание своей паствы идею о существовании особого христианского мира, отделенного от других стран исключительностью вероисповедания.

Но главным источником единства в историческом развитии разноплеменной Европы были общие цивилизационные основы: наследие античности и варварского германского мира. Огромное значение имели и контакты (политические, экономические, культурные) между европейскими странами: они связывали их в систему одной цивилизации.

Разные регионы Европы не были одинаковы. Те или иные изменения возникали в них несинхронно, каждая страна имела свою специфику. Но эту несинхронность помогал выправлять европейский контекст - связи и даже само соседство с теми странами, в которых быстрее зарождались новые тенденции. Различные европейские страны вносили свой вклад в жизнь всей цивилизации. Некоторые историки считают, что в этом - одна из причин ее динамичности и долголетия.

Государство и церковь в средние века.

После того как христианство в 313 г. было признано государственной религией, церковь перестала быть только духовной общиной, объединяющей собратьев по вере. В ту эпоху, когда Римская империя стояла на краю гибели, начался процесс превращения церкви в политическую силу, "государство в государстве".

Церковь получала в дар от императоров и римской знати земельные владения; оформлялась ее внутренняя организация. На вселенских соборах - высших "съездах" духовенства - разрабатывалась догматика христианского вероучения, и это, естественно, укрепляло идейное единство церкви.

Начиная с VI в. в Западной Европе стали появляться монастыри. Первый был основан святым Бенедиктом (ок. 480 - ок. 547) в Монтекассино. Им же был разработан и монастырский устав, который послужил образцом для последующих братств. Западная церковь не поощряла полного аскетизма восточных монастырей, но также требовала от монахов соблюдения обетов бедности, целомудрия и послушания. Монастыри, эти подобия Царства Божьего на земле, были на протяжении нескольких веков единственными центрами просвещения. Монастырские школы готовили священнослужителей; особое значение придавалось переписыванию рукописей, и в результате благодаря усилиям монахов до наших дней дошли и богословские труды, и множество произведений античной литературы.

Идеал теократии
Для церкви одним из важнейших был вопрос об отношении к мирской власти. От его решения зависела ее дальнейшая судьба, та роль, которую ей предстояло сыграть в жизни западноевропейской цивилизации. Ответ был дан незадолго до гибели Рима, когда у современников стала исчезать вера в незыблемость и силу государства. В 413 г., после того как Рим был взят вестготами, Аврелий Августин (354-430), один из самых выдающихся отцов церкви, начал писать свое знаменитое произведение "О Граде Божьем".

История человечества для Августина - это постоянная борьба сообщества праведников, составляющих Град Божий, и грешников - себялюбцев, забывающих в своем ослеплении о Боге, которые образуют Град Земной. В земной жизни, где оба "града" существуют вместе и праведники смешаны с грешниками, только церковь в какой-то степени близка к воплощению Града Божьего. Поэтому именно ей Августин отводил роль высшего арбитра не только в делах веры, но и в управлении государством. Хотя земная власть, по его теории, тоже исходит от Бога, но стоит гораздо ниже церкви, ибо слишком эгоистична и ненасытна в своем стремлении к господству и обогащению. Следовательно, светская власть должна беспрекословно подчиняться духовному руководству церкви. Такой тип управления государством называется теократией. Идеи Августина получили признание в западном мире, в то время как восточная церковь избрала иной путь во взаимоотношениях с государством.

По мере того как росли разногласия в догматике и обрядах западной и восточной церквей, Рим превращался в центр западного христианства. "Вечный город", несмотря на все пережитые катастрофы, сохранил славу столицы некогда могущественной империи. Кроме того, Рим считался городом апостола Петра, хранителя ключей от рая. Уже в конце IV - начале V в. римские епископы присвоили себе право называться папами, т. е. главами церкви, и воспринимались как преемники апостола Петра, первого епископа Рима. Земли, находившиеся в руках папы, становились вотчиной Святого Петра, а сам папа - их светским правителем.

Экономическая мощь церкви возрастала: до XV в. духовенство владело третью всей обрабатываемой земли в большинстве стран Западной Европы. При Карле Великом была узаконена церковная десятина - налог, которым облагалось все европейское население.

Появление папства сплотило церковь; теперь она окончательно оформилась как иерархическая, жестко централизованная организация во главе со своим "государем" - папой.

Светская власть, когда ей было необходимо, использовала авторитет церкви для утверждения своего престижа. Не случайно Карл Великий, стремясь возродить Римскую империю, короновался в Риме. Это произвело сильное впечатление на современников и как бы символизировало союз церкви и государства. Однако это был неустойчивый союз: церковь, видя в государстве свою опору, тем не менее претендовала на политическое лидерство. С другой стороны, светская власть, сила которой постепенно нарастала, стремилась подчинить себе папство. Поэтому взаимоотношения церкви и государства в Западной Европе включали в себя противоборство и неизбежные конфликтные ситуации.

После смерти Карла Великого папство попало в большую зависимость от светских владык. Начиная с Оттона I императоры Священной Римской империи стали по своему выбору назначать епископов и самих пап. Епископы и настоятели монастырей получали от знати владения и иногда даже несли военную службу.

Но церковь не смирилась с таким положением. Уже в X в. началась ее борьба за "очищение", за освобождение от влияния государственной власти. Наибольших успехов церковь добилась в XI-XIII вв. Богатству пап могли позавидовать иные европейские короли. У церкви был свой суд, разветвленная бюрократическая система. Папы римские активно вмешивались в дела европейских государств, а подчас и в личную жизнь монархов. Во всех церковных вопросах их авторитет считался непререкаемым. В 1096-1270 гг. церковь организовала крестовые походы - религиозные войны во имя освобождения гроба Господня в Иерусалиме, обещав за это прощение грехов и сказочные богатства.

Под лозунгом защиты христианского мира от "неверных" шли войны против арабской Испании. Огнем и мечом обращались в католичество западные славяне, венгры и жители Прибалтики.

Одерживая победы в политической жизни, церковь теряла свой духовный авторитет: представители духовенства часто напоминали ловких интриганов, а не истинных служителей Бога. Осуждение многих верующих вызывала продажа индульгенций - отпущений грехов: получалось, что место в раю можно было купить за деньги.

Но и политическое могущество церкви было не слишком долгим. Уже в конце XIII и в XIV в. набирающая силу государственность дала отпор церкви. Ее юбилей, который с невиданной пышностью праздновался в Риме в 1300 г., стал своего рода кульминацией величия папства, после чего начался его закат.

В XIV в. ослабление папства довершилось великой схизмой - расколом внутри католической церкви: из-за внутренних разногласий появились сначала два, а потом три папы, причем все они доказывали свои права на власть и объявляли друг друга антихристами.

Западная церковь, которая руководствовалась теократическим идеалом и сделала политику одной из важнейших сторон своей деятельности, была более "мирской" по сравнению с церковью православной. В то же время она создавала серьезный противовес государству и вынуждала его идти на компромиссы. Благодаря церкви еще в раннем средневековье начала создаваться обстановка диалога в политической жизни. А это было важнейшим условием для появления особого, европейского типа государственной власти - власти, вынужденной считаться с обществом и идти с ним на компромиссы.

Западноевропейское общество в средние века

Средневековое европейское общество было иерархическим. Во главе его стоял король - верховный сюзерен всех феодалов. На следующем уровне располагались крупные светские и духовные феодалы - князья, графы, архиепископы и епископы, считавшиеся вассалами короля. Получая земли (нередко это были целые области), они приносили присягу верности. Светские феодалы получали землю под условие несения военной службы и выполнения определенных обязательств. Такие владения назывались феодами.

Крупные феодалы могли в свою очередь иметь вассалов, отдавая свои земли феодалам более мелкого масштаба - баронам или рыцарям - на тех же условиях. Рыцари уже не имели своих вассалов, в их непосредственном подчинении находились крестьяне, которым они отдавали землю в держание.

Феодальные крестьяне были главными производителями в эпоху средневековья и самым многочисленным классом средневекового общества, На полученных от феодалов наделах они вели собственное хозяйство, располагали собственными орудиями труда и скотом. Однако они не были собственниками земли, на которой трудились, даже в тех случаях, когда имели право передавать ее по наследству.

"Расплатой" за землю была рента, которая существовала в трех формах: в виде барщины, натурального или денежного оброка.

Означало ли это, что средневековый крестьянин в отличие, скажем, от раба был лично свободен? Ситуация складывалась по-разному в разные эпохи. В раннее средневековье поземельная зависимость крестьян постепенно дополнялась все более жесткими формами личной зависимости, ущемлением политических и гражданских прав. Феодал мог сам осуществлять суд над крестьянами, ограничивал их свободу в наследовании с помощью побора, который назывался право мертвой руки, взимал высокую брачную пошлину, если невеста или жених принадлежали другому сеньору.

С XII-XIII вв. формы личной зависимости стали смягчаться, барщина почти во всех странах Западной Европы уступала место оброку - сначала натуральному, а потом и денежному. Но и в этот период крестьяне не были полностью лично свободными и юридически полноправными людьми.

Еще одной прослойкой средневекового общества, тоже противопоставленной феодалам, но гораздо менее многочисленной по сравнению с крестьянством, были горожане. Многие средневековые города располагались на землях феодалов и были вынуждены подчиняться им, т. е. являлись своего рода вассалами.

Таким образом, отношения между различными классами и слоями средневекового европейского общества были сложными и чреватыми социальными конфликтами. Иерархическая структура общества затрудняла переход с одной ее "ступени" на другую, хотя в принципе он был возможен.

Однако в этом "разъединенном" обществе существовали крепкие связи внутри каждого социального слоя или класса. Средневековый человек всегда чувствовал себя частью целого, частью коллектива. Общностей, которые объединяли людей по разным признакам, было великое множество. Общностями (еще их называют корпорациями) были сельские общины, монастыри, ремесленные цехи, воинские дружины, монашеские и духовно-рыцарские ордена, членами которых были воины-монахи. В средние века существовали даже корпорации нищих и воров. Большой общностью, объединявшей в себе много других, более мелких, был город.

У корпораций, как правило, была собственная казна, недвижимость, имелись уставы, часто - даже особая одежда и значки. Жизнь корпораций основывалась на принципах солидарности, взаимоподдержки и демократизма. Все проблемы решались на общих собраниях, больным и бедным оказывали помощь, устраивали совместные трапезы.

Наиболее крупные общности (горожане, светские феодалы, духовные феодалы), которые противостояли государственной власти и добивались определенных прав - юридически закрепленных и подтвержденных центральной властью, - образовывали сословие. В Западной Европе сформировались три сословия: духовенство, дворянство и городское сословие. Положение их было неодинаковым: горожане не смогли уравняться в правах с дворянством. Что касается крестьянства, то оно вообще не сумело стать сословием, т. е. добиться признания своих прав на общегосударственном уровне.

Церковь и массы

Важнейшей задачей церкви было воспитание масс в духе христианства. Это был длительный и сложный процесс. Во все уголки Европы рассылались миссионеры. Новая религия постепенно овладевала варварским миром.

Но само по себе обращение в христианство еще не означало, что вчерашние язычники примут новые представления о мире и Боге, усвоят новые нормы морали - одним словом, станут христианами на деле, а не формально. Тем более что крещение часто происходило насильственно и отношение к язычникам совершенно не соответствовало христианскому гуманизму.

Нужно было изменить сознание людей, и большую роль в этом сыграли приходские священники. В приходе, низовом звене церковной организации, священник объяснял своим прихожанам смысл учения Христа, внушал понятия о грехе и добродетели. Огромное цивилизующее значение имело таинство исповеди: оно заставляло человека оценивать свои собственные поступки и помыслы, приучало к самодисциплине и самоограничению.

При этом церковь, как правило, шла на компромиссы с массовым сознанием, стремясь привлечь к себе людей и сознавая, что далеко не всем доступны сложные теологические проблемы. Для "простецов" была создана специальная литература, в которой догматика христианства упрощалась и даже видоизменялась, приноравливаясь к народным верованиям. Народ наделял святых чудодейственными силами и обращался к ним с просьбами о благополучии. Приходские священники, отслужив службу в церкви, шли в поле и там заклинали природу, чтобы она дала богатый урожай, словно языческие жрецы. Но христианские идеалы, пусть даже упрощенные, впитывались в сознание.

Средневековый человек воспринимал мир иначе, чем мы. Одинаково реальными были для него мир видимый, окружающий его в повседневной жизни, и мир невидимый, в котором пребывают Бог и дьявол, ангелы и демоны. Считалось, что этот невидимый высший мир иногда может открыться человеку и при жизни - в снах или видениях.

Судьба, ожидающая человека после смерти, - это был важнейший и, наверное, самый мучительный вопрос. Страх перед смертью соединялся со страхом перед Божьим судом, на котором предстоит лично отвечать за свои грехи, перед наказаниями в аду. Церковь учила, что история конечна и должна завершиться Вторым пришествием Христа и Страшным судом, на котором каждому воздается "по делам его". В Священном Писании не указана точная дата Страшного суда, и можно было только гадать, когда произойдет это событие. Несколько раз на протяжении средневековья ужас перед близким Страшным судом и возмездием охватывал большие массы людей. Это сопровождалось массовой истерией, по дорогам ходили толпы бичующих себя людей, появлялись "пророки" и "пророчицы", предрекавшие приближение всемирной катастрофы.

"Оппоненты" церкви

Однако духовная жизнь Западной Европы, опираясь на определенную систему представлений и церковных догматов, разумеется, ею не исчерпывалась. Духовная культура, созданная в средние века, поражает многослойностыо и разнообразием.

Догматы церкви оспаривались еретиками - катарами (в переводе с греческого слово "катары" означает "чистые", валъденсами, которые считали земной мир творением не Бога, а дьявола, обителью зла и многими другими. Отрицая ценность земного мира, еретики отвергали установления общества, государства и церкви, призывали к духовному совершенствованию и полному преодолению плотских желаний. В XII-XIII вв. ереси достигли такого размаха, охватив и низы, и верхи общества, что церковь учредила инквизиционные суды - священные трибуналы, подчиненные папе римскому.

Иные идеалы, отличающиеся от тех, которые проповедовала и церковь, и еретики, развивались в средние века благодаря народной культуре и светской литературе.

Хранителями народной культуры (не только в Западной Европе, но и в Византии, и в России) были бродячие актеры - жонглеры (скоморохи). Церковь еще в первые века своего существования осудила массовые зрелища за их греховность, за "неприличную" для христианина веселость, но не смогла искоренить их полностью.

Народ долго хранил в памяти древние языческие праздники, которые по времени часто совпадали с христианскими: на Рождество и на масленицу (перед великим постом) по улицам деревень и городов ходили ряженые, на площадях устраивались танцы, состязания и игры. Большой популярностью пользовались "праздники дураков", пародирующие церковную службу. Тогда низшее духовенство прямо в церкви, надев на себя чудовищные маски, пело разудалые песни, пировало и играло в кости. Все самое святое для средневекового человека подвергалось осмеянию. Как же относились к этому представители высшего духовенства? Нельзя сказать, чтобы церковь поощряла такие явления, но в целом отношение к традициям народной культуры было гораздо более терпимым, чем, скажем, к еретическим учениям. Церковь видела в этих взрывах необузданного, "мирского" веселья неизбежный и даже необходимый выход энергии.

Устная народная культура проникала в письменную, причем в почти неискаженном виде. Церковь, боровшаяся с язычеством, тем не менее, сохранила образцы древнего мифологического эпоса. Ирландские монахи записывали старинные кельтские саги (эпические сказания о богах и героях); в 1000 г. была записана англосаксонская поэма "Беовульф"; в XII-ХIII вв. - исландский эпос "Старшая Эдда".

Эпос продолжал развиваться в Западной Европе, приобретая новые, феодально-рыцарские черты. Французская "Песнь о Роланде" и испанская "Песнь о моем Сиде" воспевали вполне светские идеалы: мужество, верность долгу и патриотизм воинов.

В письменной литературе светская тематика появилась достаточно рано, уже в XII в. Эту эпоху некоторые историки называют средневековым ренессансом. На юге Франции, в Провансе, в то время расцветала изысканная поэзия трубадуров, прославлявших любовь к Прекрасной Даме, радости плотской жизни и красоту земного мира. Оттуда светская лирика распространилась в другие страны Европы.

Одновременно зарождался рыцарский роман. "Роман о Тристане и Изольде", одно из самых известных произведений этого жанра, описывает любовь "сильнее смерти", которая преодолевает все препятствия, даже традиционные представления о грехе.

Светское начало в целом, конечно, не разрушало в ту эпоху христианского мировосприятия; но в системе ценностей западноевропейского средневековья земные идеалы неуклонно завоевывали свое место.

Рекомендации к теме

    Рекомендованная литература:
  • Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших времен до конца ХХ века. 10 - 11 кл. М.: Дрофа, 2000.