РОМАН О РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

(Борис Пастернак "Доктор Живаго")

Властители ваших дум грешат поговорками,
а главную забыли, что насильно мил не
будешь, и укоренились в привычке освобождать
и осчастливливать особенно тех, кто об
этом не просит. Наверное... я еще должен
благословлять вас и спасибо вам говорить
за свою неволю, за то, что вы освободили
меня от семьи, от сына, от дома, от дела,
ото всего, что мне дорого и чем я жив.
Б.Пастернак.


Четыре толстых журнала с плотным шрифтом пугали. Но я му-
жественно подступила к ним. Два раза, запасшись терпением, я
начинала роман. Дважды откладывала, не справившись с обилием
имен и эпизодов в его начале. Книга манила, как невзятая высо-
та. Наконец, в третий раз, когда я лучше запомнила героев,
вчиталась. И не ошиблась в том, к чему упорно стремилась. Чте-
ние увлекло, взволновало, покорило меня. Когда я вчитываюсь в
какое-то произведение, то долго живу созданным автором миром.
Так и теперь я до сих пор под впечатлением "Доктора Живаго".
Я сама выбрала тему сочинения. Революция мне открылась с
новой, очень важной стороны, с позиции прав личности, прав
каждого человека. Чем отличается показ революции и гражданской
войны в этой книге от того, что я встречала раньше? Это не ви-
дение войны из стана красных, как в "Разгроме", "Чапаеве",
"Школе" и десятках других произведений. Это не изображение из
стана белых, как в "Тихом Доне", "Хождениях по мукам", фильме
"Бег" ( пьесе "Дни Турбиных" Булгакова) и других. Нет, это по-
вествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в
братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который
хочет жить с семьей, любить и быть любимым, лечить людей,
писать стихи.
... Если только можно, Авва Отче,
чашу эту мимо пронеси.

Так писал он в одном из стихотворений, выражая свое отно-
шение к революции и войне.
Юрий Андреевич Живаго- сын разорившегося миллионера, по-
кончившегося с собой. Мать рано умерла. Воспитывался у дяди,
который был человеком "свободным, лишенным предубеждения про-
тив чего бы то ни было непривычного... у него было дворянское
чувство равенства со всем живущим"... Окончив с блеском уни-
верситет, Юрий женится на любимой девушке Тоне, дочери про-
фессора и внучке деятельного фабриканта. Затем любимая работа.
Он становится прекрасным врачом. Еще в университете проснулась
у него любовь к поэзии и философии. Рождается сын. Все, ка-
жется, прекрасно. Но неотвратимо врывается война. Юрий едет на
фронт врачом.
Первая мировая война- преддверие и исток событий еще бо-
лее кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лариса счи-
тает, что война "была виною всего, всех последовавших, доныне
постигающих наше поколение несчастий". Эту мысль автор подт-
верждает судьбой многих героев. Об одном, большевике Тарасюке,
мастере-золотые руки, рассказывают: " То же самое случилось с
ним на войне. Изучил и ее, как всякое ремесло... Всякое дело у
него становилось страстью. Полюбил и военное. Видит, ору-
жие-это сила, вывозит его. Самому захотелось стать силою. Воо-
руженный человек- это уже не просто человек. В старину такие
шли из стрельцов в разбойники. Отыми у него теперь винтовку,
попробуй". Очень характерна судьба одного красного партизана
Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Андреевичу: " Много
я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской,
офицерской, и хоть бы что. Числа-имени не помню, вся водой
растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет, огольца одно-
го стукнул, забыть не могу, за что я парнишку погубил? Рассме-
шил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что."
Это было еще до Октябрьской революции. И ведь Памфил тоже на-
чинает с мировой войны.
Но, видно, жестокость не для всех проходит даром. Страшна
его судьба. Чувствуя возмездие за сделанное, он начинает схо-
дить с ума в тревоге за жену и детей. Наконец, помешавшись,
убивает всю семью, которую любил безумно.
Страшно кончается и жизнь Антипова-Стрельникова, бывшего
учителя, добровольцем ушедшего на фронт в мировую. В граж-
данскую он стал военачальником, слава его гремела по Сибири и
Уралу. "Он стал лелеять мысль стать когда-нибудь судьей между
жизнью и коверкающими ее темными началами, выйти на ее защиту
и отомстить за нее. Разочарование ожесточило его. Революция
его вооружила". "Ему дали за жестокость и фанатизм прозвище
Расстрельников". " Он спокойно перешагнул через это, он ничего
не боялся". Но Стрельников не был партийцем, истинные лидеры
революции не любили его. Поэтому, когда он выполнил свою роль,
его хотят предать трибуналу. Затравленный преследованиями, он
признается Живаго: " А мы жизнь приняли как военный поход, мы
камни ворочали ради тех, кого любили. И хотя мы не принесли им
ничего, кроме горя, мы волоском их не обидели, потому что ока-
зались еще большими мучениками, чем они". Так объясняется
бессмысленность стольких жертв. Стрельников убивает себя. Он
никому уже не нужен.
Всего несколько лет прожил после гражданской войны и Юрий
Андреевич, потому что никак не мог приспособиться к новым
условиям, которые подошли прекрасно, например, его бывшему
дворнику. Он не может служить, потому что от него требуют не
свежих мыслей и инициативы, а лишь "словесный гарнир к возве-
личиванию революции и власть предержащих".
Но до окончания войны еще много пришлось перенести невз-
год Живаго. Роман Б.Пастернака-это, мне думается, прежде всего
книга о высокой любви. Но любовь эта горит на фоне таких
страшных событий, подвергается таким жестоким испытаниям, что
не выдерживает. Сначала насильно разлучают Живаго с семьей.
Его силой мобилизуют, их отправляют за границу. Потом угроза
трибунала заставляет его расстаться с другой любовью- Ларой.
Описание любви Юрия и Ларисы - это гимн отношениям между жен-
щиной и мужчиной. Это нужно учить наизусть, изучать в школе,
читать вслух на свадьбах. Это идеал уважения мужчины и женщины
друг к другу.
Но жизнь неумолима. "Доктор вспомнил недавно минувшую
осень, расстрел мятежников... кровавую колошматину и человеко-
убоину, которой не предвиделось конца. Изуверства белых и
красных соперничали по жестокости, попеременно возрастая одно
в ответ на другое, точно их перемножили. От крови тошнило, она
подступала к горлу и бросалась в голову, ею заплывали глаза".
Размышления и рассуждения о революции в романе доказыва-
ют, что это не "праздник угнетенных", а тяжелая и кровавая по-
лоса в истории нашей страны.
Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать,
что же дала она, во имя чего лилась кровь, разделилась страна,
возникло огромное русское зарубежье. Вероятно, она была неиз-
бежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Ок-
тябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее
восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и
лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: "Помнишь ночь, когда ты
принес листок с первыми декретами... это было неслыханно безо-
говорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в
первоначальной чистоте только в головах создателей, и то толь-
ко в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой
же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне.
Эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту
ломку".
Вывод, который я сделала из романа, можно высказать так:
всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счаст-
ливы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек
ищет сам, нет его готового. И нельзя ради даже самых высоких
идей жертвовать человеческими жизнями, радостями, правами, ко-
торыми человек наделен от рождения. И хочется, чтобы нынешняя
наша революция принесла как можно меньше бед.
В книге есть очень глубокая мысль. Рассказывая о Стрель-
никове, автор пишет: " А для того, чтобы делать добро, его
принципиальности недоставало беспринципности сердца, которое
не знает общих случаев, а только частные, и которое велико
тем, что делает малое". Я понимаю это так, что не следует ду-
мать только о всеобщем, а потому ничейном благе, но прежде
всего делать добро конкретным людям, как бы мало оно не было.
Из капель собирается море. И да здравствует "беспринципность
сердца!"