Образы помещиков в поэме Г-ля "Мертвые души".

"Г-ль не пишет, а рисует", - говорил Белинский. Действительно, портреты и характеры его героев словно нарисованы или, лучше сказать, вылеплены. Проницатель-ный взгляд писателя позволил ему выставить целую кунсткамеру отри-цательного. Заметное место в ней занимает галерея образов помещи-ков. В "М-ых душах" Г-ль создал типичные портреты помещиков, отразив характерные черты целого сословия, раскрыл духовное обни-щание и моральное вырождение этого класса, хотя сам писатель и не думал делать столь решительных выводов. В образе обходительного, слад-коречивого Манилова показаны бесхозяйственные, расточительные помещики. Все шло само собой, приходило в упадок, мужики пьян-ствовали и обманывали барина. Ум хозяина занят пустой, несбыточной мечтой. Недаром утвердилось выра-жение "маниловские мечтания" в смысле бесполезных, безжизненных фантазий. Речь его выспренна. Между тем за два года Манилов прочитал всего четырнадцать страниц одной единственной книги. Используя выражение Белинского, можно сказать, что Манилов - "старший брат" Обломова, в котором эта помещичья лень достигла крайней степени. Совершенно другим предстает Собакевич. Это крепкий хозяин, отпускающий ради своей выгоды крестьян на оброк и заработки. Это хозяин-кулак. Он готов продать все, содрать по сто рублей даже за мертвые души. Вся обстановка его дома, манеры, внешность говорят о нравственном одичании этого бари-на. Он грубиян и циник, не уважает даже людей своего круга. Да, такого дворянина трудно представить "белой костью" и "отцом крестьян". С общественной же точки зрения он представляет собой прошлое явле-ние, ибо ярый враг всяческого прогресса. С такими "господами жизни", конечно, нельзя было вы-вести страну из экономической отсталости, хотя для крестьян Собакевич лучше, чем Плюшкин. Под стать собственнической натуре Собакевича и "дубинного-ловая" Коробочка, которая набирает потихоньку деньжонок и боится продешевить. Пределом человеческого падения является Плюшкин. Хотя в литературе много образов скряг, но этот настолько силен, что слово "плюшкинство" как синоним крайней и бессмысленной скупости прочно утвердилось. Он стал "прорехой на человечестве". Крестьяне доведены до такого обнищания, что десятками бегут от него и сотнями мрут, а он утверждает, что народ завел от праздности привычку "трескать". Сам он тоже живет впроголодь, одевается, как нищий (Чичиков даже не признал его за барина, а думал, что это баба). Вся жизнь его проходит в выглядывании того, что можно спрятать, в слежке за ключницей, в ссорах с ней, а в это время добро гниет и гибнет. Душа Плюшкина окаменела, чувства притупились. Омерзение охватывает читателя при раздумьях об этом человеке. Совершенная противоположность Плюшкину - Ноздрев. Этот готов все променять, проиграть, прогу-лять, не упускает случая сшельмо-вать, обмануть другого, отобрать у него то, что приглянулось. Нечестен он и в картах, потому что шулерство у него в крови. Правда, и бит бывал за это. Энергия его поразительна. Но вся она растрачивается по пустякам и во вред людям. Он готов взяться за самое фантастическое предприятие. Его хвастовство переходит всякую меру. Язык сам собой врет без всякой на то причины или выгоды. Имя его стало нарицательным для наглого враля, кутилы и бузотёра. Проанализировав образы кре-постников в поэме, можно сказать, что порочен строй, при котором собакевичи, коробочки, маниловы, плюшкины и им подобные являются хозяевами жизни, распоряжаются судьбами людей, проживают национальное богатство. Давно ушли в прошлое поме-щики, но не умирает поэма Г-ля. Образы, им созданные, сделались достоянием русской литертуры, а имена этих героев - нарицательны-ми. Недаром о его типах Герцен сказал, что "мы их встречали на каждом шагу" и с помощью Г-ля "мы их увидели, наконец, без прикрас".