ДВЕ
ПРАВДЫ



(по пьесе М.
Горького “На дне”)


М. Горький
вступил в русскую литературу необычно. Его
произведения потрясли русского читателя,
потому что они показали ему смелого,
сильного, прекрасного человека.
Романтические произведения молодого
писателя были совершенно противоположны
всему, что появлялось в те годы в русской
литературе.


Одно из
замечательных произведений Горького —
пьеса “На дне” — гордость нашей русской
драматургии. Она была задумана Горьким еще
весной 1900 года, в конце года он приступил к
работе над ней, но вскоре она была прервана.
И лишь в пору своей крымской жизни он вновь
возвратился к ней, и к июлю 1902 года пьеса
была закончена.


“На дне” —
сложное, противоречивое произведение. И как
всякое подлинно великое произведение
искусства, пьеса не терпит однолинейного,
однозначного толкования. В своей работе
писатель дает два совершенно различных
подхода к человеческой жизни, не показывая
явно своего личного отношения ни к одному
из них. В пьесе “На дне” Горький как бы
подытожил свои многолетние наблюдения над
жизнью “бывших людей”, “золоторотцев”,
босяков.


Главными
героями этого произведения являются Лука и
Сатин. Именно они выражают две правды, две
точки зрения на человеческую судьбу.
Насколько разнятся между собой эти две
правды, настолько же разнятся образы их
носителей.


Лука —
странник, неизвестно откуда пришедший и
неизвестно куда держащий путь. Лука мягок и
в речи, и в движениях, ко всем ласков и добр,
не имеет и не хочет иметь врагов.
Единственные слова, исходящие из его уст, —
слова угешения. А такие слова Лука находит
для каждого из обитателей ночлежки. Вору
Ваське Пеплу Лука рассказывает о
счастливой жизни, которую вольный человек
может вести в Сибири. Хроническому пьянице
Актеру старик рассказывает о чудесной
клинике, в которой бесплатно лечат от
алкоголизма. Для бедной, умирающей от
чахотки Анны Лука находит другие слова: “...Вот,
значит, помрешь, и будет тебе спокойно...
ничего больше не надо будет, и бояться —
нечего!.. Смерть — она все успокаивает...
Помрешь — отдохнешь...” Здесь он доказывает
ей, что жизнь вовсе ничего не стоит, что
жизнь приносит человеку одни мучения, а
отдохнуть и быть счастливым можно только
после смерти. Но эти утешения никому не
помогли, так как он не укреплял веры
человека в свои силы, не готовил к жизненной
борьбе. Например, Анна перед смертью,
вопреки уверениям Луки о счастливой
загробной жизни, мечтает хоть немножко
пожить. Пеплу предстоит попасть на каторгу
за убийство Костылева. Лука — не сторонний
наблюдатель жизни, он активный ее участник,
который вмешивается во все. Слабость Луки
очевидна. Но нельзя забывать и о его
положительной роли в пьесе. Это он, “старая
дрожжа”, как его назвал Сатин, “проквасил
сожителей “дна”, возбудил в них все
хорошее, что дремало беспробудно, и прежде
всего чувство человеческого достоинства.
Но верит ли сам Лука собственным словам? Нет,
не верит, и не верит он вообще в возможность
решительного переустройства жизни. Таким
образом, Лука стремится не к изменению
общественных устоев, а к облегчению того
креста, который несут простые люди.


Совсем
другой человеческий тип, совсем другая
жизненная позиция в образе босяка Сатина.
Сатин — борец за справедливость. Он и в
тюрьму попал только потому, что вступился
за честь своей сестры. Человеческая
несправедливость и годы страшной нужды не
озлобили Сатина. И вспоминает он об этом
легко, с любовью к этой девушке: “Славная,
брат, была человечина”. Он сочувствует
людям не меньше, чем Лука, но он не видит
выхода, облегчения страданий в простом
утешении людей. И хотя нельзя сказать, что
Сатин выступает как сторонник более
радикальных устремлений,
именно
в его уста писатель вкладывает монолог в
защиту человека и человеческих прав: “Человек
свободен, он за все платит сам”. Образ
Сатина оставляет двойственное ощущение,
ощущение контраста между высокими
помыслами, благородными стремлениями и
общим пассивным существованием героя.
Сатин любит выпить, поиграть в карты. Он
выше всех по уму и по силе характера, но все
же чувствует себя уютно в костылевской
ночлежке. Какова же правда Сатина? Никакой
позитивной программы у Сатина нет, но, в
противовес позиции Луки, Сатин решительно и
бесповоротно отрицает ложь, называя ее “религией
рабов и хозяев”.


Таким
образом, в драме существуют две правды:
правда Луки, с ее безразличной и
безличностной добротой, христианским
смирением, с ее “святой ложью”, и правда
Сатина, в чем-то жестокая, но гордая —
правда отрицания лжи. И внутренний конфликт
этих двух столь отличных друг от друга
позиций разрешила история. История
показала, что мир переделывается только
сильными средствами и что слова утешения не
помогут людям стать счастливее. Но это не
означает, что это лучший путь. Мне кажется,
что жесткие методы по формуле “цель
оправдывает средства” служат лишь для
оправдания.