ЧАЦКИЙ И
МОЛЧАЛИН



Со времени
появления комедии “Горе от ума” прошло
более 170 лет, а она по-прежнему свежа и
интересна для нас, сегодняшних читателей и
зрителей. Интересна не только живым,
афористичным языком, но и тем, что герои
пьесы легко узнаваемы и в современной жизни.
Если


приглядеться,
то и сейчас можно встретить честных,
горячих людей, смело, без забрала
выступающих против жизненных уродств, и это
такие люди, как Чацкий, а также их антиподов
— тихих, вкрадчивых карьеристов,
канцелярских крыс типа Молчалина. Чацкий и
Молчалин — люди одного поколений, но они
представляют две совершенно различные
общественные группировки.


В образе
Чацкого Грибоедов воплотил черты “нового
человека”, демократа, гуманиста,
выступающего против реакционного общества
в защиту свободы, просвещения, национальной
культуры.


Молчалин же
с теми, против кого направлены
обличительные монологи Чацкого, он с
приспособленцами, чинопочитателями,
душителями ума.


Чацкий
представляет век нынешний и, более того, век
будущий, а Молчалин — представитель века
минувшего. Поэтому диаметрально
противоположно их мировоззрение и разные
жизненные принципы.


Чацкий
гневно обличает крепостничество, “грабителей-богатых”,
а Молчалин видит высшее счастье в том, чтобы
“и награжденья брать, и весело пожить”. По
мнению первого, служить нужно “делу, а не
лицам”, не пресмыкаясь, потому что “прислуживаться
тошно”, а другой откровенничает:


Мне завещал
отец:


Во-первых,
угождать всем людям без изъять* —


Хозяину,
где доведется жить,


Начальнику,
с кем буду я служить...


Один
негодует, что судьями в обществе признаны
те, кто ненавидит свободу слова, а “сужденья
черпают из забытых газет”, а другой уверен,
что в его лета “не должно сметь свое
суждение иметь”, что “надобно зависеть от
других”.


Чацкого
возмущает молчалинская философия
добровольного рабства, но он отдает себе
отчет в том, что Молчалин “дойдет до
степеней известных, ведь нынче любят
бессловесных”. Сам герой не таков. Всем
своим обликом, гневными, страстными речами
он подчеркивает свою независимость,
самостоятельность мышления. И ясно, что с
таким характером и строем мыслей карьеры не
сделаешь. По мнению Герцена, Чацкий — “человек
14 декабря, идущий прямой дорогой на
каторжную работу”.


“Тишайший”
Молчалин — весомый противник главного
героя. И не потому, что житейские истины, им
проповедуемые,
верны,
а потому, что он делает все тонко,
обходительно, вкрадчиво. “Вот он на
цыпочках и не богат словами...”, “услужлив,
скромненький”, а цели своей добивается
исподволь: Фамусов взял его в секретари, дал
чин асессора, Софья влюблена, а старуха
Хлестова называет: “мой дружок”.


Таким
образом, Чацкий с его умом и способностями
теряет там, где находит Молчалин. И хотя
главный герой не принимает его как
антагониста на общественном поприще,
Молчалин опасен в историческом плане.
Именно такие, как он, незаметно, тенями
пролезают к благополучию, силе и власти,
душат живое, блаженствуя на свете. И все же
поражение их неизбежно. Автор, выдворяя
перепуганного Молчалина со сцены в
последнем действии, выдворяет его и из

жизни
общества, подчеркивая историческую силу и
правоту Чацкого.