Приемы комического и их роль в одном из произведений русской литературы XIX века

Откроем толковый словарь Даля: « Комизм – смешное, забавное, потешное в событии или в соотношениях людей; юмор,
острота».
В основе комического всегда лежит какое-то несоответствие, нарушение правильных пропорций. Это несоответствие может
быть на языковом уровне (алогизмы, нелепицы, оговорки, имитация дефекта речи, акцнта, не к месту звучащая иностранная
или иностилевая, например, «ученая» речь), на уровне сюжетной ситуации (недоразумение, одного героя принимают за
другого, неузнавание, ошибочные действия), на уровне характера (противоречие между самооценкой и прлизведенным
впечатлением, между словом и делом, между желаемым и дейсьвительным и т.д.).
Очень четко приемы комического прослеживаются в комедии Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума».
В первую очередь следует обращать внимание на комическое в речи героев, поскольку язык в пьесе (произведении, в
котором практически нет слов автора) – основное средство характеристики персонажей.
Речь героев богата комическим элементом, и проявляется он по-разному. Рассмотрим важнейшие комические эффекты и
приемы.
Грибоедов дает немало иллюстраций меткому афоризму Чацкого «смешенье языков// Французского с нижегородским»: иногда
комическую функцию выполняют фпанцузские слова как в русском написании («Нет, если б видели мой тюрлюрлю атласный!»),
так и целиком записанные по-французски. В некоторых случаях французские слова коверкаются: «Да не в мадаме сила»; «Что?
К фармазонам в клоб?»; «Да от ланкартачных взаимных обучений».
Другой комический эффект связан с коверканьем или неправильным пониманием значения литературных слов. Пример этого –
«философствование» Фамусова (сцена с «Петрушкой», действие II, явление 1: «Куда как чуден создан свет!//Пофилософствуй –
ум вскружится;// То бережешься, то обед:// Ешь три часа, а в три дни не сварится!»),
Мотив «философии», «философствования» не раз встречается в пьесе: эти слова в устах представителей «фамусовского
общества» звучат пародийно. Например, у Скалозуба:
Об них как истинный философ
я сужу:
Мне только бы досталось в
генералы.
Отдельно остановлюсь на Скалозубе, потому что он выступает изначально в амплуа острослова ( на это указывает и его
фамилия), но это, как правило, так называемый «армейский» юмор.

Загорецкий хочет сказать, что животные – символы царской власти – не подлежат осмеянию, но последняя строка звучит
двусмысленно, поскольку можно понять, что эти слова относятся на самом деле к царям: хоть и скоты они, но все же их как
царей надо уважать.

В классицизме традиционно различается «комедия характеров» и «комедия положений», хотя чаще всего встречается комедия
смешанного типа. Грибоедов широко пользуется этим арсеналом традиционных комедийных средств.
«Горе от ума» - это в значительной степени комедия характеров (на это указывает, например, название и слова Чацкого
о себе: «ум с сердцем не в ладу»), но в ней многообразно представлен и юмор положений, грубый комизм (недоразумение –
«шел в комнату, попал в другую», - комическое падение, гротескное обыгрывание физического недостатка – глухоты и др.).
есть чисто комедийные характеры, просто смешные: князь тугоуховский, княгиня Тугоуховская, графини Хрюмины. Они
имеют «говорящие фамилии».
В пьесе есть и черты комедии положений: например, Репетилов падает, произнося: «Тьфу, оплошал» - из чего сразу
следует, что это комический персонаж. Репетилов и здесь соотносится с Чацким, который тоже падает, едва появившись на
сцене. Однако падение Чацкого к ногам возлюбленной («Чуть свет – уж на ногах! и я у ваших ног») – романтический жест,
традиционно призванный возвысить героя, а в случае с Репетиловым это грубо-комический эффект. Репетилов сам по себе –
пародийная фигура (на что указывает и его фамилия), и прежде всего это пародия на Чацкого. Значение этой параллели
двояко: благодаря ей образ Чацкого. С одной стороны, возвышается (по контрасту с Репетиловым), с другой – заметно
снижается (отражаясь в Репетилове, как в кривом зеркале).
В «Горе от ума» вообще много пародийных эффектов. Так, часто встречаются параллельные ситуации, из которых одна
снижает и пародирует другую. Параллельно-пародийные сценки и ассоциации не только комичны, но и важны для понимания
смысла произведения.
То же можно сказать и о чисто водевильных ситуациях. Например, «разговор глухих» (действие III, явление 20 –
разговор графини бабушки с князем Тугоуховским). Надо заметить, что поскольку ситуация, когда один герой не слышит и не
понимает другого
Чацкий и остальные персонажи говорят на разных языках: «25 глупцов на одного здравомыслящего человека» - и этот
«здравомыслящий человек» даже с Софьей не может найти общего языка),
становится сквозным мотивом, непосредственно связанным с основными конфликтами пьесы, - то и эта сцена, не переставая
быть комической, приобретает в общем контексте пьесы дополнительное, символическое значение.
Поведение чацкого на сцене также бывает смешным, чувствуется, что у него действительно «ум с сердцем не в ладу», а
слово часто расходится с делом: например, Чацкий подслушивыает софью, хотя сам – «благородный герой» и ненавидит
предателей и доносчиков.
Чацкий часто попадает в комические ситуации. Широко известные обличительные речи его не всегда уместны. Впервые
увидев Софью после долгой разлуки и будучи искренне уверенным в своей влюбленности в нее, Чацкий странным образом
начинает разговор с ней с нападок на ее родственников:
Ну что ваш батюшка? все Английского клоба
Старинный, верный член до гроба?
Ваш дядюшка отпрыгал ли свой век?..
А тот чахоточный, родня вам, книгам враг,
В ученый комитет который поселился
И с криком требовал присяг,
Чтоб грамоте никто не знал и не учился?
Опять увидеть их мне суждено судьбой!
Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен?..
Здесь нападка на «чахоточного» косвенным образом является нападкой и на Софью, которой он «родня». Чацкий этого не
замечает. Не замечает он и иронии Софьи: на ее слова: «Вот вас бы с тетушкой свесть,//Чтоб всех знакомых перечесть…» -
он, как ни в чем не бывало, продолжает в том же духе: «А тетушка?..» и т.д. Разумеется, это еще один пример
психологической «глухоты» героев.
Подводя итог этим наблюдениям, можно сказать, что комические приемы в «Горе от ума» делятся на явные (комичесоке в
языке и речи героев, в водевильных ситуациях и явных противоречиях характеров) и неявные (те параллели, соответствия,
которые сразу не заметны: их можно обнаружить только с помощью анализа текста). Сопоставляя реплики разных героев,
обнаруждивая параллельные ситуации, в которые они попадают, мы видим авторскую ионию. Возможно, именно на этот материал
Грибоедов и опирался в первую очередь, когда называл пьесу комедией. Вспомним слова Пушкина о том, что единственное
умное лицо в комедии – сам Грибоедов. Авторская ирония, само существование автора «за кадром» делает пьесу комедией