РЕЧЕВАЯ
ХАРАКТЕРИСТИКА ПЕРСОНАЖА. ФАМУСОВ И ЕГО
ОБЩЕСТВО



(по
произведению А.С. Грибоедова “Горе от ума”)


В комедии “Горе
от ума” Грибоедов изобразил жизнь России
после Отечественной войны 1812 года. Близкий
по своим взглядам к декабристам, Грибоедов
показал столкновение двух лагерей в
русской общественной жизни: передового
декабристского и старого крепостнического
века, “века нынешнего” и “века минувшего”.
Изображая “век минувший”, Грибоедов вывел
на сцену целую толпу обитателей дворянской
Москвы. Это богатые и знатные дворяне — “тузы”,
как гордо они зовут себя. Они славятся не
своими заслугами на служебном поприще, не
отличным выполнением гражданского долга,
не орденами и ранами, полученными на полях
сражений. Нет! Главное для них — богатство.
“Будь плохонький, да если наберется душ
тысячки две родовых, тот и жених”, —
говорит Фамусов в разговоре со Скалозубом.
А некую Татьяну Юрьевну здесь уважают лишь
за то, что она “балы дает нельзя богаче”. С
восторгом рассказывает Фамусов молодым
людям о вельможе Максиме Петровиче, который
служил еще при Екатерине и, добиваясь места
при дворе, не проявлял ни деловых качеств,
ни талантов, а лишь “отважно жертвовал
затылком” и прославился тем, что у него
часто “гнулась шея” в поклонах. И многие
посетители дома Фамусова создают себе
почет и богатство таким же образом, как этот
старый вельможа.


Московское
высшее дворянство, изображенное в комедии
Грибоедова, живет однообразно и
неинтересно. Например, дом Фамусовых. Здесь
каждый день собираются гости. Ужин, игра в
карты, разговоры о деньгах, нарядах, сплетни.
Здесь все знают о других, завидуют успехам,
злорадно отмечают промахи. Чацкий еще не
появился, а здесь уже злословят о его
неудачах по службе. Ни книг, ни газет они не
читают. Просвещение для них — “чума”.
Сколько ненависти в словах Фамусова: “Ученье
— вот чума, ученость — вот причина, что
нынче пуще, чем когда, безумных развелось
людей, и дел, и мнений”.


Московские
дворяне спесивы и надменны. К людям беднее
себя они относятся с презрением. Но особая
надменность слышится в репликах,
обращенных к крепостным. Они — “петушки”,
“фомки”, “чурбаны”, “ленивые тетери”. С
ними один разговор: “В работу вас! На
поселенье вас!” Московские дворяне кичатся
своим патриотизмом, своей любовью к родной
стране. Фамусов восторженно рассказывает
Скалозубу об “особом отпечатке на всех
московских”. Но как раз русского, простого
и естественного в них очень мало. Наоборот,
все в них, начиная от полурусского языка и
нарядов с “тафтицей, бархатцем и дымкой” и
кончая отношением к своему народу, глубоко
чуждо русскому. Девицы поют французские
романсы, читают французские книги,
коверкают русские имена на иностранный лад.


Сомкнутым
строем фамусовцы выступают против всего
нового, передового. Они могут
полиберальничать, но коренных изменений
боятся как огня: “Не то, чтоб новизны
вводили, — никогда, спаси нас боже! Нет”. И
когда Чацкий осмелился гласно объявить
пять-шесть здоровых мыслей, то мысли его
объявили “завиральными идеями”.


Членов
фамусовского общества объединяют в один
лагерь боязнь нового, страх перед
передовыми людьми. К сожалению, многие наши
соотечественники почти не отличаются от
фамусовцев. Но мне кажется, что
необразованность и воинствующая глупость
будут побеждены новыми поколениями, когда
будут цениться не только чины и деньги, но
ум и “светлые” головы.


Мне бы
хотелось, чтобы в наше трудное время было
меньше таких людей, обществ, как люди,
которые входили в состав фамусовского
общества. Фамусовское общество — это
высокомерные, эгоистичные и самовлюбленные
люди, которые ставят себя выше всех. Таких
людей в наше время очень много, и поэтому
надо с ними бороться и побеждать
несправедливость.