По роману Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание".
"Я хотел Наполеоном сделаться…" (проблема "наполеонизма" в романе).


В своем романе "Преступление и наказание" Федор Михайлович Достоевский поднимает проблему вседозволенности, возвышения одного человека над другими, "наполеонизма". Он показывает, как эта, казалось бы, довольно логичная и хорошо выстроенная теория разбивается, рушиться на практике, принося мучения, страдания и, в конце концов, раскаяния главному герою романа.
Впервые идея вседозволенности появляется у Достоевского на страницах романа "Двойник", и она же раскрывается более глубоко в "Преступлении и наказании". В обоих произведениях показано крушение этой теории.
Что же собственно представляет собой эта теория. По мысли Раскольникова, главного героя романа, есть люди, которым дозволено все. Люди, стоящие выше общества, толпы. Люди, которым позволено даже убить. И вот Раскольников решает преступить черту, которая отделяет этих "великих" людей от толпы. Этой самой чертой становится убийство, убийство дряхлой, мелочной старушонки-ростовщицы, которой уже нечего делать на этом свете (по мыслям Раскольникова, конечно).
"Все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит единственно от одной трусости", - думает Раскольников. Однажды в трактире он в оной из бесед слышит теорию, подобную его, о том, что эту старушонку можно запросто убить, и все за это только спасибо скажут. Но в ответ на вопрос: "Убьешь ты сам старуху или нет?" другой говорящий отвечает: "Разумеется, нет". Трусость ли это? Для Раскольникова видимо – да. Но на самом деле… Мне кажется, что это элементарные человеческие нравственные и моральные нормы. "Не убий", - гласит одна из заповедей. Вот через что преступает Раскольников, и именно за это преступление последует наказание.
Два слова – "самооправдание" и "самообман" все отчетливее сливаются для Раскольникова по ходу действия романа. Рассказывая о своей статье, опубликованной в одном из журналов, в которой Раскольников выдвигает свою теорию вседозволенности сначала Порфирию Петровичу, затем Сонечке, когда они уже узнают, что именно он совершил убийство, Раскольников как бы пытается самооправдаться. Но эта теория была бы даже интересна и занимательна, если бы он не перешел к ее практическому осуществлению.
Ведь если сам Раскольников оправдывает свое преступление тем, что старуха-процентщица приносила только вред людям, что никому она не нужна и жизни она не достойна, то как быть с убийством Лизаветы, ни в чем не повинной, которая просто оказалась на пути осуществления "гениального" плана Родиона Раскольникова. Тут-то эта теория и дает первую брешь, во время практического исполнения. Именно это губит Раскольникова, и по-другому быть, как мне кажется, не могло.
Убийство Лизаветы заставляет задуматься над тем, а так ли совершенна эта теория? Ведь если случайность, вкравшаяся в нее, может привести к столь трагическим последствиям, то может быть корень зла таится в самой идее? Не может зло, пусть даже по отношению к бесполезной старухе, быть положено в основу благодеяния.
Наказание за содеянное оказывается не менее страшным, чем само преступление. Что может быть страшнее душевных страданий и мучений человека, осознавшего свою вину, и к концу повествования полностью раскаявшегося. И успокоение Раскольников находит только в вере, которой он заменил теорию "сверхчеловека".
Проблемы, поставленные Достоевским, остры и актуальны в наше время . Основной идеей романа, на мой взгляд, является то, что общество, построенное на сиюминутной выгоде, на делении людей на "нужных" и "ненужных", общество, в котором люди привыкают к страшнейшему из грехов – убийству, не может быть нравственным, оно не может существовать, и никогда люди не будут счастливы, живя в таком обществе.