1. ВВЕДЕНИЕ
“Между нами есть какая-то точка общая,” – сказал герой романа “Преступление и наказание” Свидригайлов в разговоре с Раскольниковым. Эту фразу можно было бы отнести к любому второстепенному персонажу знаменитого романа Ф. М. Достоевского. Идеологические союзники и оппоненты Раскольникова представляют разные версии его идеи.
Большинство людей, встречающихся на страницах романа, потеряли цель и смысл жизни и живут, не осознавая того, что творится с ними и вокруг них.. Они не задумываются над собственной судьбой, им нет дела ни до кого другого.
Например, Лужин рассуждает по модернизированной модели “одно крошечное преступление – тысяча добрых дел”: если один кафтан поделить между двумя нищими – каждый из них останется без кафтана, если же оставить целый кафтан себе (“устроить частное дело”), общество станет только богаче – “чем более в обществе…целых кафтанов, тем более для него твердых оснований и тем более устраивается в нем и общее дело”. Доведя рассуждение Лужина до логического конца (“выйдет, что людей можно резать”), Раскольников узнает в нем собственную идею – во имя абстрактного общественного добра можно “переступить” через отдельного человека.
Еще один второстепенный персонаж романа Свидригайлов является своеобразным аналогом Раскольникова. «Мне кажется, что в вас есть что-то к моему подходящее…» - замечает Свидригайлов. Этой фразой Достоевский подчеркивает параллельность характеров этих героев, несмотря на многие противоречия и различия. Между ними существует очень тонкая связь, и это общность их идей в различных интерпретациях.
Своеобразным двойником Раскольникова является Порфирий, который сумел раскрыть преступление именно благодаря сходству в мышлении, так как в молодости он создал подобную теорию.

Цель моего исследования – определить конкретную роль каждого второстепенного персонажа романа в раскрытии образа главного героя.
В соответствии с задачей исследования работа структурирована следующим образом:
1. Образ Свидригайлова как раскрытие идеи Раскольникова
2. Лебезятников и Раскольников. Альтернативные пути
3. Разумихин – Раскольников. Философия «малых дел» против философии «одного дела»
4. Общность идей Лужина и Раскольникова
5. Порфирий Петрович как самый своеобразный двойник Раскольникова
6. Заключение

2.1 Образ Свидригайлова как раскрытие идеи Раскольникова

Гениальный художник слова и гуманист, Достоевский сумел доказать античеловечность теории Раскольникова, ее рождение и несоответствие истинным проявлениям гуманизма. Но наряду с Родионом Раскольниковым автор представляет и других героев. В романе их около ста. Они составляют совершенно необходимый петербургский фон: городовые и шарманщики, мещане и чиновники, кучера и студенты, священники и просто прохожие.
И если не все, то большинство этих лиц долго или на мгновение привлекают внимание Раскольникова. Каждому из них свойственны свои взгляды и ответы на вопросы, которые ставит писатель.
Раскольников не принимает мир, он считает, что он мог быть устроен иначе и лучше, хотя при этом главный герой сохраняет веру в идеал, представление о том, как должен быть устроен незамутненный мир. Он сохраняет надежду в будущее. Однако может существовать неприятие мира бесперспективное и лишенное всяких надежд и веры. Вот такое безысходное восприятие мира, равнозначное трагическому и циническому отчаянию, носит в себе Свидригайлов.
Свидригайлов пренебрегал всеми и каждым, не придавая цены никому, не взирая на то, что представляет собой человек по своим внутренним качествам. Свидригайлов и трактуется обычно как аналог Раскольникова, как осуществление излюбленного романного приема Достоевского: давать тот же тип или ту же самую идею в различных градациях, на разных ступенях осуществления.
Свидригайлов пришел к Раскольникову, предполагая встретить противника или даже врага. Раскольников дважды угрожает убить Свидригайлова, а между тем оба начинают с того, что как бы признают друг друга одного поля ягодой. «Мне кажется, что в вас есть что-то к моему подходящее…» - повторяет Свидригайлов. И Раскольников сознавал, что в Свидригайлове «таится какая-то власть над ним» - власть таинственно родственных и характера, и судьбы, и одного и того же отношения к жизни и ее ценностям.
В то же время Свидригайлов чувствует, что Раскольников не так-то просто отождествляется с ним, что Раскольникова еще надо раскусить, что Раскольников для него «любопытный субъект для наблюдения». И Раскольников присматривается к Свидригайлову, все старается разгадать, что таится в нем и за ним, что представляет он собою. «Признаюсь, - говорит он сестре, - ничего хорошего не понимаю. Предлагает десять тысяч, а сам говорил, что не богат. Объявляет, что хочет куда-то ехать, и через десять минут забывает, что об этом говорил… Вообще он странным мне показался и… даже с признаками помешательства. Но я мог и ошибаться…».
Раскольников силится понять Свидригайлова, и чем больше вдумывается в него, тем больше не понимает, тем больше начинает сознавать, что они разного поля ягоды. И, наконец, Раскольников делает заключение, даже разочаровавшее его: Свидригайлов безыдейный, бессмысленный злодей, менее интересный, чем уголовник. «В Свидригайлове он убедился как в самом пустейшем и ничтожнейшем злодее мира».
Между Раскольниковым и Свидригайловым проходит непреодолимая черта, Раскольников не может оправдать «распущенности и нравственной опустошенности Свидригайлова». Свидригайлов считает, что все дозволено, что все поступки весят одинаково, что человеческие действия не подлежат нравственной квалификации, а Раскольников все время исходит из того, что шулером быть нельзя, что претерпевать побои постыдно, что за оскорбление надо искать удовлетворения, что разврат непозволителен, особенно сразу же после смерти жены, что необходимо сдерживаться и управлять своими страстями, что в иных случаях лучше пустить себе пулю в лоб, чем жить по подлому расчету, что человек пал, если на него не действует мерзость обстановки. Свидригайлов удивлен. Свидригайлов – нравственный нигилист в первоначальном и точном значении слова, а Раскольников руководствуется понятиями добра и зла даже после того, как убил, вот этого орешка Свидригайлов раскусить не может. Он не понимает: убийца и добродетель, убийца и моральное возмущение преступлениями и пороками, подчас более легкими, чем убийство. Ему чудится лицемерие.
Между Раскольниковым и Свидригайловым лежит еще один барьер – Раскольников хочет жить, и не потому, что он шельма и подлец, а потому, что он, несмотря на свой страшный опыт, несмотря на кровь, обагрившую его руки, верит в существование надындивидуальных ценностей и возможность переустройства людской жизни. Раскольников трагически патетичен. Несмотря на неудачу своего опыта, несмотря на то, что он запятнал себя невинной кровью, он не может примириться с тем, что мир превратился в джунгли и хлев, он остается на поле, он должен жить, он не теряет еще надежды, веры в суть своей идеи.
Свидригайлов же издевательски циничен, он насквозь пронизан иронией безнадежности. Он признает свое бессилие перед миром и перед собственными страстями, у него нет выхода и нет идеи.
Свидригайлова нельзя рассматривать только как аналог Раскольникова. Безусловно, заметна параллельность их характеров. Известный критик В. Шкловский писал: «Свидригайлов, став тенью Раскольникова, снизил бунтаря». Свидригайлов – не аналог и не отражение Раскольникова, он скорее отражение его идеи. Именно благодаря его образу, циничному и безыдейному, раскрывается суть идеи Раскольникова.

2.2 Лебезятников и Раскольников. Альтернативные пути

Имя Лебезятникова появляется на первых же страницах романа – в пьяной, униженной и патетической исповеди Мармеладова. Мармеладов рассказывает о нем, не понимая толком, что он собой представляет. Он хватается только за кончики фактов, но факты эти характеризуют Лебезятникова весьма не лестно. Лебезятников – «нигилист», он следит за «новыми мыслями», он отказывается ссужать Мармеладова деньгами, вовсе не потому, что у него их нет (а у него их действительно нет, и Достоевский об этом еще не скажет в конце романа), а по «науке», согласно требованиям «политческой экономии»
Достоевский подчеркнуто отделяет Лебезятникова от основных кадров движения, если выразиться современным языком. Лебезятников все знал понаслышке, с третьего голоса. Да и то, что слышал или даже читал, понять не мог, и, естественно, не мог выразить членораздельно.
Лебезятников, как прямо говорится о нем в романе, «и дела-то своего пропагандного, может, не знает порядочно, потому что уж слишком много сбивается».
Лебезятников был задуман не только как пародия, в нем Достоевский хотел дать сатиру на «нигилизм» и «нигилистов», но, тем не менее, постоянно сбивается на карикатуру, притом довольно поверхностную. Лебезятников постоянно употребляет слова «протест» и «протестовать», он жалеет, что его отец и мать умерли, а то он бы и их «огрел протестом».
Может быть, Достоевский обострил карикатурные черты в Лебезятникове из-за Каткова, в журнале которого печатался роман и через узкие врата которого не так-то легко ему будет провести свою идею без уступок и скидок. Недаром Достоевский счел необходимым намекнуть, что не все прогрессисты «такие же дурачки», как Лебезятников. Но как только Лебезятников начинает играть в романе благородную и важную сюжетную роль, Достоевский не может отнестись к нему только как к карикатуре, как к пародии. Образ Лебезятникова приобретает более существенное смысловое значение, он становится альтернативой Раскольникову. Лебезятниковым Достоевский показал, почему путь, таившийся за ним, был неприемлем для Раскольникова, и мало того, еще более сосредоточил последнего на его собственной идее.
В образе Лебезятникова если и есть что-то серьезное, так это доведение до предела абстрактного теоретизирования, неприемлемого для Раскольникова с его абстрактным волюнтаризмом, требующим немедленного, активного, всерешающего действия.
Благородный поступок Лебезятникова сделал возможным серьезный, а не карикатурный, не пародийный разговор между Раскольниковым и Лебезятниковым, проясняющий альтернативность обоих идей.
Лебезятников в утрированной форме излагает теорию, первоавтором которой в русской философской литературе был герценовский доктор Крупов.. По Крупову, большинство людей, которых мы считаем нормальными, живут и поступают как сумасшедшие.
Но Раскольников его не слушает. Он изверился в логике. Сократовское учение, согласно которому добродетель совпадает со знанием, для него было неприемлемо. Раскольников принимал как факт помощь Лебезятникова в борьбе за судьбу Сони и Катерины Ивановны, но не воспринимает его как человека, который хоть что-то понимает в окружающем мире. Во взглядах Лебезятникова, даже в их первоначальном неискаженном, неоглупленном виде, Раскольников не находил точки опоры для преобразования мира.
Тем не менее, Лебезятников – еще одна альтернатива Раскольникову. Различие их в том, что они идут разными путями: один живет теориями, оторванными от реальной жизни, абстрактными и абсурдными, другой же предпочитает действовать, причем действовать немедленно.

2.3 Разумихин – Раскольников. Философия «малых дел» против философии «одного дела»

Опровержение первооснов искаженных Лебезятниковым теорий Достоевский поручил в романе Разумихину, выступающему нередко в качестве рупора «почвеннических» взглядов самого Достоевского.
Обращает на себя внимание среди героев романа характеристика Разумихина: «Разумихин очень сильная натура и, как часто случается с сильными натурами, весь подчиняется Авдотье Романовне (Еще и та черта, которая часто встречается у людей, хоть и благороднейших и великодушных, но грубых буянов, много грязного видевших бамбошеров – что, например, он себя как-то принижает перед женщиной, особенно если та изящна, горда и красавица).
Разумихин сначала стал рабом Дуни (расторопный молодой человек, как называла его мать); принизился перед нею. Одна мысль, что она может быть его женою, казалась ему сначала чудовищною, а между тем он был влюблен в нее беспредельно с первого вечера, как ее увидал. Когда она допустила возможность того, что она может быть его женой, он чуть с ума не сошел. Он хоть и любит ее ужасно, хоть по натуре самоволен и смел до нелепости, но перед ней, несмотря даже на то, что он жених, он всегда дрожал, боялся ее, а она, как избалованная, сосредоточенная и метательная, хоть и любила его, но иногда как будто презирала. Он не смел с ней говорить. И потому с первого разу возненавидел Соню, так как Дуня возненавидела и оскорбила ее. Но потом (со второй половины романа), поняв, что такое Соня, он вдруг перешел не ее сторону, а Дуне сделал страшную сцену, рассорился и закутил. Но когда узнал, что Дуня была у Сони (и когда не перенес сам своего отчаяния), Дуня нашла его и спасла. Одним словом, Разумихин – характер».
Лебезятников – образ отрицательный, Разумихин – образ положительный, Лебезятников, по роману, лакей чужых мыслей, Разумихин, по роману же, мыслит самостоятельно. Лебезятников пародиен, Разумихин довлеет самому себе, и все же он не менее полемичен, чем Лебезятников.
Разумихин враг всякой теории, и тем более теории исключительной, всепоглощающей и всеподавляющей. Он против доктинерства, против «теоретиков», в том самом смысле, в каком был против и сам Достоевский.
Может показаться, что Разумихин прагматик. На самом деле это не так. Его отрицание теории в свою очередь опирается на теорию – теорию «почвенничества». Обстоятельство это привносит в образ Разумихина элемент схемы, что не может быть сглажено даже исключительным мастерством Достоевского.
Идеологическая позиция и идеологические взгляды Разумихина вполне «почвеннические». Он критически относится к дореформенным порядкам, к дореформенной юриспруденции, Лужин и Лужины внушают ему отвращение. Он за версту чувствует людоедский запах, исходящий от их «убеждений».
В образе Разумихина, так же как в образе Лебезятникова, чувствуется предвзятость, только противоположно направленная. В Лебезятникове эта предвзятость низлагающая, отрицательная, а в Разумихине – положительная, идеализирующая. Предвзятость внесла в образ Лебезятникова карикатуру, а в образ Разумихина – своеобразную иконопись.
Философия малых дел Разумихина противопоставлена философии. Одного Дела Раскольникова. Разумихин – русский богатырь, «снизошедший до мальчика», тратящий свои исполинские силы для поддержки ближнего своего, погибающего в поле его зрения, протягивающий руку беззаветной помощи Дуне, Пульхерии Александровне, трогательно заботящийся о Раскольникове, даже тогда, когда узнал, что последний – убийца. Разумихин смотрит в душу каждого отдельного человека, он видит, что Лужин безнадежен, но что такого убийцу, как Раскольникова можно «реставрировать» и ввести снова в круг человеческого братства, разорванный по заблуждению.
Разумихин – восторженный малый, друг и влюбленный, и он делает все, что нужно, чтобы помочь другу и своей будущей жене.
Самоотверженность во имя счастья близко человека легко уживается со стремлением к личному счастью. Личное благополучие не может быть абстрактным, внесоциальным. Человек не может жить вне общества, и свитое им гнездо, выбранная им деятельность неизбежно носят на себе социальное клеймо, свидетельствуют о согласии с общественным укладом или протестом против него.
В Разумихине Достоевский –художник подвел итоги «почвенничеству», на пропаганду которого он потратил столько сил в своих недолговечных журналах.
Достоевский оттеснил Разумихина на вторые роли в романе, не редко для осуществления даже не сюжетных, а фабульных задач. Великая история о наполеоновской мечте, о злодеянии, страданиях и муках Раскольникова не могла завершиться счастливой судьбой торговца книгами.
Разумихин в романе противопоставляется теоретику Раскольникову, предпочитая действия пустым идеям и теориям. И Достоевский через Разумихина хотел показать свое отношение к таким проявлениям революционизма. Разумихин был введен в роман, чтобы доказать неверность пути Раскольникова.

2.4 Общность идей Лужина и Раскольникова

Примечательна характеристика еще одного второстепенного персонажа романа – Лужина: «При тщеславии и влюбленности в себя, до кокетства, мелочность и страсть к сплетне. Он вошел душою и сердцем во вражду к Соне, назло Раскольникову, единственно потому, что тот сказал, что он мизинца ее не стоит, и с жаром говорил о ее подвиге. Лужин смеялся тогда над этим подвигом и потом возненавидел Соню до личной ненависти и даже вошел в интересы Лебезятникова и связался с ним, чтоб унизить Соню.
Раскольникова же он постоянно считает врагом своим злейшим. Даже делами неглижирует своими, увлекаемый этой враждою».
О Петре Петровиче Лужине читатель впервые узнаёт из письма матери
Раскольникову. А впервые встречаются сразу после болезни Родиона – Лужин приходит знакомится с будущими родственниками. С начала беседы Раскольников ожесточается против Лужина, а причиной тому является теория “целого кафтана”. Лужин – двойник Раскольникова, а его теория – аналог теории героя, чего не мог не заметить и не ужаснуться этому герой.
Теория “целого кафтана” заключается в том, что любой человек
должен стремиться, прежде всего, к достижению своих целей, жить для себя
одного, употребляя все силы и все возможные средства. Свою точку зрения Лужин подтверждает примером: имеется у какого-то человека кафтан, а рядом сидит человек без кафтана. Что лучше: разорвать кафтан, поделиться с неимущим, и обоим замёрзнуть, или хотя бы одному остаться в целом
кафтане и выжить? Понятно, что Лужину предпочтительней второй вариант.
Раскольников с ужасом слушает Лужина. В словах Петра Петровича он узнаёт свою теорию, только опошлённую и сниженную до бытового уровня понимания. Исчезла пафосность, а смысл остался. Те же категории людей – слабые и сильные, то же право сильных вершить судьбы слабых.
По сути, Раскольников мало чем отличается от лживого и лицемерного подлеца Лужина. Он и сам интуитивно чувствует в Лужине родственную душу, хотя на словах готов поносить, презирать его, обличать низость и подлость. Вот как рассуждает Раскольников об эгоизме Лужина, который скрывает самые что ни на есть корыстные мотивы женитьбы на Дуне и хочет представить дело так, будто он совершает благодеяние: “Свою собственную казуистику выдумаем, у иезуитов научимся и на время, пожалуй, и себя самих успокоим, убедим себя, что так и надо, действительно надо для доброй
цели”. Эти слова также могут охарактеризовать и случай Раскольникова,
который тоже “свою казуистику выдумал” и поверил в спасительность своей
теории. Идее Раскольникова во многом созвучна и лужинская “теория
разумного эгоизма”. “Пойдешь за несколькими зайцами разом и ни одного не достигнешь”, — проповедует Лужин. “Возлюбишь одного себя, то и дела свои обделаешь как следует, и кафтан твой останется цел” — в этом, согласно Лужину, и заключается польза общему делу. Но Раскольников доводит его мысль до логического завершения: “А доведете до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать...” Родион
говорит: “По вашей же вышло теории”. А ведь он мог бы сказать “по моей”
или “по нашей”, ибо его преступление имеет, в сущности, одну природу с
лужинским мироощущением. Лужин окарикатуривает идею Раскольникова,
опошляет ее, снижая до прозаических и эгоистических соображений личной материальной выгоды, дискредитирует ее, обнажает ее истинную суть. Из
уст Лужина, который обращается к Дуне, Раскольников слышит справедливые для себя слова: “Во всем есть черта, за которую перейти опасно».
Тот общий знаменатель, к которому приравниваются эти два ненавидящих, презирающих друг друга человека, — это их чудовищный эгоизм, самолюбие, гордыня. Все они живут лишь для самих себя, душа каждого из них находится в состоянии раскола, распада. Лужин прячет, маскирует свои низкие поступки, а Раскольников, “преступив черту”, все еще
сомневается в правильности того, что совершил, его еще мучает совесть, а
значит, в его душе еще теплится искра надежды на Воскресение, ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно”.

2.5. Порфирий Петрович как самый своеобразный двойник Раскольникова.

Достоевский вводит в роман еще одного второстепенного персонажа. Это Порфирий Петрович, пристав следственных дел и дальний родственник Разумихина. Он логичен и интуитивен, осторожен и смел, насмешлив и серьезен. Он хорошо знает дореформенную следственную практику, но слишком образован и умен, чтобы держаться рутины.
Следователь Порфирий Петрович из романа "Преступление и наказание" — умный и тонкий психолог. Необычная форма ведения допроса (постоянное подслушивание) сбивает с толку Раскольникова и убеждает, что убийца именно он. Первый раз Раскольников зашел к Порфирию Петровичу со смехом. "Порфирий Петрович был по-домашнему, в халате, в весьма чистом белье и в стоптанных туфлях. Это был человек лет тридцати пяти, росту пониже среднего, полный и даже с брюшком, выбритый, без усов и бакенбард, с плотно выстриженными волосами на большой круглой голове, как-то особенно выпукло закругленной на затылке..."
Раскольников уверен, что следователь знает о нем все. Тот его не
разубеждает. Они спорят о сущности и причинах преступлений, следователь
упоминает статью Раскольникова на эту тему.
Вторая встреча происходит по инициативе самого Раскольникова, хотя, "всего ужасней было для него встретиться с этим человеком опять: он
ненавидел его без меры, бесконечно, и даже боялся своей ненавистью как-нибудь обнаружить себя". В беседе Порфирий Петрович намекает Раскольникову, что он подозреваемый. "Видали бабочку перед свечкой? Ну,
так вот он все будет, все будет около меня, как около свечки, кружиться;
свобода не мила станет, станет задумываться, запутываться, сам себя кругом запутает, как в сетях, затревожит себя насмерть!"
Следователь сбрасывает маску только в последний момент, когда
приходит к Раскольникову на квартиру. Он симпатизирует Родиону, желает
ему добра, но он же и провокатор, который должен вытянуть признания у
подозреваемого. Следователь сострадает Раскольникову, по-своему любит
его, и тот никак не может уловить, когда Порфирий Петрович серьезен, а
когда валяет дурака. Он говорит страшные вещи, подает страшные намеки,
но делает их в форме шутки, и это еще больше, чем намеки, задевает
Родиона. Порфирий Петрович призван принизить идею в глазах Раскольникова, прозаически развенчать ее. Смех следователя превращает
гиганта Раскольникова в комика. Против этого принижения Родион восстает
и на этом и попадается.
Порфирий — это загадка для героя, магнит, к которому он тянется и от которого отталкивается. Следователь воле Раскольникова противопоставляет свою волю. Лицо Порфирия Петровича и его "хи-хи", смешанные с состраданием, нетерпимы для "наполеончика" из Столярного переулка. И лишь когда он приходит к Раскольникову на квартиру, то не смеется, не подхихикивает — и этим снимает маску и добивает Раскольникова.
Измотанный страхом разоблачения, Раскольников "почувствовал вдруг, как он ослабел, физически ослабел". Одна внезапная посторонняя мысль вдруг почти смешит его: "Наполеон, пирамиды, Ватерлоо и тощая гаденькая регистраторша, старушонка, процентщица, с красною укладкою под кроватью,— ну каково это переварить хоть бы Порфирию Петровичу!.. Где ж им переварить!.. Эстетика помешает: "полезет ли, дескать, Наполеон под кровать к "старушонке"? Эх, дрянь!.."
Главный герой "Преступления и наказания" постепенно понимает, что он отнюдь не Наполеон и что в отличие от своего кумира, спокойно
жертвовавшего жизнями десятков тысяч людей, не в состоянии справиться со
своими чувствами после убийства одной "гаденькой старушонки".
Раскольников чувствует, что его преступление — в отличие от кровавых
деяний Наполеона — стыдное, неэстетичное, и пытается определить, где же
он сделал ошибку. "Старушонка вздор! — думал он горячо и порывисто. —
Старуха, пожалуй, что и ошибка, не в ней и дело! Старуха была только
болезнь... я переступить поскорее хотел... я не человека убил, я принцип
убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой
стороне остался... Только и сумел, что убить. Да и того не сумел, оказывается".
Как это ни удивительно, своеобразным двойником Раскольникова является самый сильный его “противник” – Порфирий Петрович. Несмотря на то, что это разные люди, между ними много общего. Сходство это в мышлении героев, в их психологии. Порфирий Петрович старше Раскольникова. Но в молодости он тоже создал подобную теорию. Поэтому, собрав факты о преступлении, он без труда вычислил убийцу. Порфирий Петрович видел перед собой такого же, как и он сам в молодости, а поэтому прекрасно понимал психологию Раскольникова. Он не сомневался в виновности Родиона. Насколько точно Порфирий рассказывает убийце о преступлении! Всё описывает просто с ужасающей точностью, до мельчайших подробностей. Это не только результат логических размышлений, но и воспоминаний.
Однако есть ещё сходство у этих героев. Оба они очень человечны. У этих людей, в отличие от лужиных, есть совесть и сострадание. Кажется это невозможно! Убийца и следователь, охотник и жертва. Разве может
преступник, скрывающийся от наказания, иметь совесть? И какое может быть сострадание у следователя, допрашивающего преступника? Но Раскольников мучается, он старается искупить грех, душевные страдания заставляют его сделать массу ошибок, косвенно подтверждающих его вину. А Порфирий Петрович, зная, что испытывает Родион, пытается не только доказать вину Раскольникова, но и помочь ему. В конечном счёте Порфирий Петрович сделал очень много, чтобы герой признал свою вину и раскаялся.

3. Заключение

Для усиления акцента на неправильность идеи Раскольникова, Достоевский вводит в роман целую группу второстепенных персонажей.
Безусловно, заметна параллельность характеров Свидригайлова и Раскольникова. Известный критик В. Шкловский писал: «Свидригайлов, став тенью Раскольникова, снизил бунтаря». Свидригайлов – не аналог и не отражение Раскольникова, он скорее отражение его идеи. Именно благодаря его образу, циничному и безыдейному, раскрывается суть идеи Раскольникова.
Лебезятников – еще одна альтернатива Раскольникову. Различие их в том, что они идут разными путями: один живет теориями, оторванными от реальной жизни, абстрактными и абсурдными, другой же предпочитает действовать, причем действовать немедленно.
Разумихин в романе противопоставляется теоретику Раскольникову, предпочитая действия пустым идеям и теориям. И Достоевский через Разумихина хотел показать свое отношение к таким проявлениям революционизма. Разумихин был введен в роман, чтобы доказать неверность пути Раскольникова.
Лужина и Раскольникова объединяет их чудовищный эгоизм, самолюбие, гордыня. Все они живут лишь для самих себя, душа каждого из них находится в состоянии раскола, распада. Лужин прячет, маскирует свои низкие поступки, а Раскольников, “преступив черту”, все еще
сомневается в правильности того, что совершил, его еще мучает совесть, а
значит, в его душе еще теплится искра надежды на Воскресение, ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно”.
своеобразным двойником Раскольникова является самый сильный его “противник” – Порфирий Петрович. Несмотря на то, что это разные люди, между ними много общего. Сходство это в мышлении героев, в их психологии. Порфирий Петрович старше Раскольникова. Но в молодости он тоже создал подобную теорию. Поэтому, собрав факты о преступлении, он без труда вычислил убийцу. Порфирий Петрович видел перед собой такого же, как и он сам в молодости, а поэтому прекрасно понимал психологию Раскольникова.
Достоевский, гуманист и великий мастер слова, сумел судьбами многих персонажей романа доказать неверность пути Раскольникова. В то же время чувствуется, что писатель тесно связан со своими героями, что его сердце бьется во всех созданных им образах.

Автор сочинения: Женя