Основоположником русского романтизма по праву считают В. А. Жуковского, избравшего главным предметом своей поэзии мир человеческой души.
“...Одухотворив русскую поэзию романтическими элементами, он сделал ее доступною для общества, дал ей возможность развития, и без Жуковского мы не имели бы Пушкина”, — признавал В. Г. Белинский, считавший Жуковского первым поэтом на Руси, чья поэзия “вышла из жизни”.
В стихотворении “Невыразимое” Жуковский сам определил своеобразие своего творчества: предметом его поэзии было не изображение видимых явлений, а выражение мимолетных неуловимых переживаний.

Невыразимое подвластно ль выраженью?
Поэт желает удержать в полете
Не красоту невидимых явлений,
Но то, что слито с сей блестящей красотою, —
Сие столь смутное, волнующее нас,
Сей внемлемый одной душою
Обворожающего глаc,
Сие к далекому стремленье,
Сей миновавшего привет...

В этом суть поэзии Жуковского. Она — история души поэта, его волнений, мечтаний и дум, лирическим выражением которых становятся его элегии, баллады и поэмы. Тема очарования души, озаренной вдохновением, видением прекрасного, всегда мгновенного и невыразимого, с которой связывается у Жуковского понимание поэзии, была основной для его творчества. Она особенно ярко раскрывается в элегии“Таинственный посетитель”, о неуловимом чувстве очарования и томления души по неведомому идеалу говорят и стихотворения “Минувших дней очарованье...”, “К мимо пролетевшему знакомому гению”, “Я музу юную бывало...”.
Тот же характер элегического очарования и идеальности несет в себе любовная лирика Жуковского, посвященная М. А. Протасовой. К ней относятся стихотворения “Мой друг, хранитель-ангел мой...”, “О, милый друг! теперь с тобою...”, “К ней”, “Ты предо мною стояла тихо”.
Жуковский знал и изображал внутренний мир человека, не удовлетворенного действительностью и очарованного невыразимой красотой любви, дружбы, природы, воспоминаний о пережитом счастье, надежд и романтических упований на далекое, неведомое, “очарованное Там”.
Заслуга Жуковского как “поэта-романтика” заключается в том, что он сумел выразить не только свой внутренний мир, но и открыл средства поэтического изображения душевной жизни вообще. Своими романтическими элегиями и балладами он ввел в русскую литературу психологизм и тесно связал поэзию с индивидуальностью поэта, наполнив каждое стихотворение глубоким лиризмом. У Жуковского искренни и лиричны и душевные переживания, и картины природы, и даже патриотические стихи о Бородинском сражении. В патриотическом гимне “Певец во стане русских воинов”, написанном в октябре 1812 года, изображаются не военные события, а настроения поэта — участника сражения. Оно написано в форме взволнованной речи:

Страна, где мы впервые
Вкусили сладость бытия,
Поля, холмы родные,
Родного неба милый свет,
Знакомые потоки,
Златые игры первых лет
И первых лет уроки, —
Что вашу прелесть заменит?
О родина святая,
Какое сердце не дрожит,
Тебя благословляя!

Поэзия Жуковского поражала современников и привлекает сегодняшних читателей своей музыкальностью, мелодичностью. Жуковский создает музыкальный словесный поток, в котором “слова — это ноты”.

Уж вечер... облаков померкнули края,
Последний луч зари на башнях умирает;
Последняя в реке блестящая струя
С потухшим небом угасает.
Все тихо: рощи спят; в окрестности покой;
Простершись на траве под ивой наклоненной,
Внимаю, как журчит, сливался с рекой,
Поток, кустами осененный.

Это строки из знаменитой элегии “Вечер”, где музыка и слово будто слились воедино. Не случайно обратил на них внимание П. И. Чайковский, использовавший их для дуэта Лизы и Полины в опере “Пиковая дама”.
Внимательно перечитывая стихи Жуковского, понимаешь высокую художественную ценность его поэзии и то, как велико значение этого поэта не только для русского романтизма, но и для всей русской литературы.