Не позволяй душе лениться!
Чтоб воду в ступе не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!
Н. Заболоцкий

Николай Заболоцкий приходит в литературу на рубеже тридцатых годов, “судьбоносных”, ломающих жизни миллионам людей, но его поэзия не крикливая плакатная “агитка”, а лирический разговор автора “по душам”. Вдумчивый взгляд художника в окружающий мир открывает много загадочного и интересного. Поэт старается найти и обосновать свое место среди людей.

Как мир меняется!
И как я сам меняюсь!
Лишь именем одним я называюсь

На самом деле то, что именуют мной,

Не я один. Нас много. Я
живой.

У Заболоцкого своя манера повествования, философский взгляд на мир, на окружающую природу. Он видит, как все на земле взаимосвязано и хрупко. Поэт сознает себя составной частью этого прекрасного и гармоничного мира.

Уступи мне, скворец, уголок,
Посели меня в старом скворечнике.
Отдаю тебе душу в залог
За твои голубые подснежники...
Повернись к мирозданью лицом,
Голубые подснежники чествуя,
С потерявшим сознанье скворцом
По весенним полям путешествую.


В сознании поэта природа и человек неразрывно связаны. Они дополняют друг друга, порой вступают в конфликт, но не могут существовать один без другого.

Когда устав от буйного движенья,
От бесполезно тяжкого труда,
В тревожном полусне изнеможенья
Затихнет потемневшая вода,
Когда огромный мир противоречий
Насытится бесплодною игрой —
Как бы прообраз боли человечьей
Из бездны вод встает передо мной


Часто Заболоцкий обращается к теме жестокости человека, бездумно губящего красоту, природу, а, значит, и себя самого. Поэт-гуманист не может пройти в своем творчестве мимо этой темы, сделав вид, что ее не существует. Да, люди не только созидают, чаще они губят, пользуясь своим преимуществом перед природой, которое только видимое, эфемерное.

Вылетев из Африки в апреле
К берегам отеческой земли,
Длинным треугольником летели.
Утопая в небе, журавли.
Но когда под крыльями блеснуло
Озеро, прозрачное насквозь,
Черное зияющее дуло
Из кустов навстречу поднялось.


И почти философским смыслом звучат слова завета, предостережения, заклинания:

Гордый дух, высокое стремленье,
Волю непреклонную к борьбе

Все, что от былого поколенья
Переходит, молодость, к тебе.


Заболоцкий умеет увидеть и передать в стихах неповторимую красоту земли, ее мудрую спокойную величавость. Прекрасный лирик, умеющий донести тончайшие оттенки, запахи, звуки, поэт способен умилиться каждому цветку, молодому весеннему листку.

Я воспитан природой суровой,
Мне довольно заметить у ног
Одуванчика шарик пуховый.
Подорожника твердый клинок.
Чем обычней простое растенье,
Тем живее волнует меня
Первых листьев его появленье
На рассвете весеннего дня.


Но не только природой любуется поэт. Его интересуют и люди, их чаяния и заботы, желание добиться истины, ради которой они готовы пройти немалый путь. В стихотворении “Ходоки” поэт обращается к недавней истории России, показывая время и людей, рожденных им.

В зипунах домашнего покроя.
Из далеких сел, из-за Оки,
Шли они, неведомые, трое

По мирскому делу ходоки.
Русь металась в голоде и буре,
Все смешалось, сдвинутое враз.
Гул вокзалов, крик в комендатуре,
Человечье горе без прикрас.


Поэт подчеркивает мудрость и знание жизни этих “посланников народных”, переходит, как обычно, к философскому обобщению, гордясь лучшими чертами народного, национального характера.

Всматриваясь старыми глазами
В то, что здесь наделала нужда,
Горевали путники, а сами
Говорили мало, как всегда.
Есть черта, присущая народу:
Мыслит он не разумом одним,

Всю свою душевную природу
Наши люди связывают с ним.


И все же любимой темой Заболоцкого остается природа, ее спокойная величавость и мудрая красота.

Я увидел во сне можжевеловый куст,
Я услышал вдали металлический хруст.
Аметистовых ягод услышал я звон,
И во сне, в тишине, мне понравился он.
В золотых небесах за окошком моим
Облака проплывают одно за другим,
Облетевший мой садик безжизнен и пуст...
Да простит тебя Бог, можжевеловый куст!


Прекрасные лирические стихи, рисующие красоту мира; но больше всего узнаваем и неповторим поэт в своих философских