Иван Андреевич Крылов — замечательный писатель, сумевший дать басне высокий смысл и сатирическую остроту, актуальность и многозначность.
В басне “Волк и ягненок” он изображает Ягненка робеющим перед важным сановником — Волком. И вся речь его, боязливая и подобострастная, передает его характер:

Когда светлейший Волк позволит,
Осмелюсь я донесть: что ниже по ручью
От светлости его шагов я на сто пью...

Каждая басня писателя по-своему самобытна и индивидуальна. Крылов может при видимой скупости средств создать яркий характер, незабываемый живой образ. А близость языка Ивана Андреевича к народной речи сказалась и в том, что писатель вставлял в свои басни пословицы и поговорки, и они вполне сливались с общим тоном басни:

Запели молодцы: кто в лес кто по дрова
И у кого что силы стало.
В ушах у гостя затрещало...

(“Музыканты”)


Или вот еще:
Читатель, истину любя,
Примолвлю к басне я, и то не от себя, —
Не попусту в народе говорится:
Не плюй в колодезь, пригодится
Воды напиться.

(“Лев и Мышь”)

Но еще замечательнее то, что собственные стихи Крылова, легко запоминаясь, сами стали пословицами, вошли в народную речь. Таких пословиц и поговорок из его басен осталось в русском языке много: “А ларчик просто открывался” (“Ларчик”), “Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать” (“Волк и Ягненок”), “Рыльце у тебя в пуху” (“Лисица и Сурок”), “Аи, Моська! Знать она сильна, что лает на Слона” (“Слон и Моська”), “А Васька слушает да ест” (“Кот и Повар”) и много-много других не менее замечательных и выразительных.
У писателя много заимствованных из произведений других баснописцев сюжетов. Но связь Ивана Андреевича с народным творчеством, с языком народных сказок была так тесна, что даже эти заимствованные басни не звучат как переводы. Ведь яркий, меткий, живой русский язык Крылова не мог быть заимствован ни у кого.
Крылов — подлинно народный писатель, художник огромной силы, и влияние его на русскую литературу было глубоким и положительным.