В своих ранних произведениях Александр Иванович Куприн как, пожалуй, и большинство талантливых писателей, очень
романтичен. Я думаю, что молодость не бывает без любви и романтики.
Мягким лиризмом и задушевностью пронизана его повесть «Олеся», написанная в 1898 году. Это наивная, очаровательная
сказка о любви молодого чиновника, начинающего писателя к прекрасной простолюдинке, девушке из Полесья, выросшей вдали
от пагубной городской «цивилизации», вдали от людей, в ветхой избушке «в приволье старого бора так же стройно и также
могуче, как растут молодые елочки».
Куприн строит повествование, основываясь на множестве символических образов, которые несут в себе идейный смысл
произведения.
Судьба забросила героя повести по служебным делам на целых шесть месяцев в глухую деревушку Волынской губернии, где он
невыносимо скучал, не найдя себе круг общения. И эту непреодолимую, разъедающую тоску одиночества символизирует описание
природы в начале повествования: «Ветер за стенами дома бесился, как старый, озябший, голый дьявол. В его реве слышались
стоны, визг и дикий смех. Недалекий лес роптал и гудел с непрерывной, затаенной, глухой угрозой».
Охота была единственным развлечением молодого барина. Однажды, заблудившись во время охоты, он приходит к лесной
избушке, в которой живут Олеся со своей бабушкой, известной местным жителям как ведьма, колдунья, наводящая «порчу» на
людей, и за это изгнанная из деревни.
Хата, построенная на сваях из-за половодья, затопляющего весной лес, представляется ему «избушкой на курьих ножках», а
старая женщина имеет все черты «бабы-яги, как ее изображает народный эпос», хотя герой и не верит в колдовство.
Знакомство с Олесей, а затем привязанность к ней, переросшая в любовь, перекликается с описанием пробуждающейся от
зимнего сна природы. «Весна наступила в этом году ранняя, дружная и – как всегда на Полесье – неожиданная… Везде
чувствовалась радостная, торопливая тревога жизни».
«Радостная… тревога жизни», произошедшая в природе, символизирует неожиданную встречу героя повести с Олесей и его
любовь к ней.
Так же глубоко символично и предсказание судьбы по картам. «Падает Вам большая любовь со стороны какой-то трефовой
дамы… Не смейтесь, не надо смеяться, - серьезно, почти строго, заметила Олеся. – Я Вам все только правду говорю… Ох!
Нехорошо выходит этой трефовой даме, хуже смерти. Позор она через вас большой примет, такой, что во всю жизнь забыть
нельзя, печаль долгая ей выходит».
Если под «трефовой дамой» понимать Олесю, то в дальнейшем предсказании можно усмотреть развитие их отношений и
развязку. «Я еще не думал о любви, но я уже переживал тревожный, предшествующий любви период, полный смутных,
томительных, грустных ощущений».
«Тревога жизни», «тревожные ощущения», - слово «тревога» присутствует в повести не случайно. Вряд ли могла бы легко и
безмятежно развиваться их любовь. Героя терзали сомнения. С одной стороны – разгорающаяся страсть к этой умной,
самобытной, по-детски наивной девушке, а с другой – невозможность даже представить себе «какова будет Олеся, одетая в
модное платье, разговаривающая в гостиной с женами … сослуживцев, исторгнутая из этой очаровательной рамки старого
леса», в случае женитьбе на ней.
Недаром автор описывает случившуюся с молодым влюбленным лихорадку и болезненные ведения: «целые гирлянды из
человеческих физиономий…, делающих страшные гримасы, скалящих зубы и вращающих огромными белками». Выгнанные из деревни,
бабушка и Олеся были прокляты людьми. И, когда, желая сделать приятное своему возлюбленному, Олеся пошла в церковь,
толпа прихожан восприняла это как дерзкий вызов, за который надо отплатить позором. Вспомните предсказание: «Позор она
через вас большой примет…». Описание сцены расправы над Олесей созвучно описанию кошмарных видений во время лихорадки.
«…Потом послышались грубые насмешки…, сопровождающиеся хохотом, потом отдельные восклицания слились в общий
пронзительный бабий гвалт… Вслед ей вместе с бранью, хохотом и улюлюканьем полетели камни…»
Град, обрушившийся на деревню и сгубивший посевы, - это как бы сбывшаяся угроза, которую в гневе бросила Олеся своим
обидчикам.
Опасаясь мести со стороны людей за, будто бы, насланную «ведьмами» напасть, Олеся с бабушкой покинули обжитые места.
Девушка ушла, не простившись со своим возлюбленным. Когда он пришел к лесной избушке, там уже никого не было. Его
внимание привлек яркий красный предмет, висящий на углу оконной рамы. Нитка дешевых красных бус, известных в Полесье
под названием «кораллов», осталась как напоминание об Олесе, о ее нежной и великодушной любви. Красный цвет бус, по
замыслу автора - это символ вспыхнувшего яркого чувства между двумя молодыми людьми, которым из-за невежественности и
дикости, существующих в то время нравов, не суждено было испытать радости зрелой любви.
Таким образом, активно используя в своей повести символические образы, Александр Иванович Куприн смог наиболее полно
представить мир человеческих чувств, всю гамму любовных переживаний. Вероятно, поэтому повесть «Олеся» и сегодня, спустя
более ста лет, близка и понятна нам.