ЖАНР И
КОМПОЗИЦИЯ “ГЕРОЯ НАШЕГО ВРЕМЕНИ”



Работа
Лермонтова над романом продолжалась около
двух лет: 1838—1840 годы. Появился роман в
печати не сразу, а выходил частями. В 1840 году
вышло в свет отдельное издание романа, на
который живо откликнулась критика тех лет.
Многих он задел за живое, некоторые,
почувствовав возможность симпатии публики
к герою, объявили Печорина безнравственным,
другие отрицали правдоподобность
характера главного героя или писали, что
Печорин — портрет самого автора.
Разноречивые
и
в основном недружелюбные толки заставили
Лермонтова написать ко второму изданию
предисловие, где он отвергает неверные
толкования образа
Печорина,
отчасти объясняет свое отношение к нему и
поясняет свои творческие принципы.


В романе
решается та же злободневная проблема,
которая поставлена в “Думе”: почему люди
умные и энергичные не находят применения
своим недюжинным способностям, “вянут без
борьбы” в самом начале жизненного поприща?
На этот вопрос стремится ответить
Лермонтов жизнью Печорина, стремясь

создать
портрет “героя своего времени”,
составленный из “пороков всего... поколения,
в полном их развитии”. Задаче
всестороннего и глубокого изучения
личности героя и той среды, которая
воспитала его, подчинены композиция, сюжет
и система образов произведения.


“Герой
нашего времени” — роман, состоящий из пяти
повестей, объединенных главным действующим
лицом — Печориным. Жанр “Героя нашего
времени” — роман в виде “цепи повестей” —
был подготовлен распространенными в
русской прозе 30-х годов циклами повестей,
которые часто приписывались особому
рассказчику или автору (“Повести Белкина”
Пушкина, “Вечера на хуторе близ Диканьки”
Гоголя и др.). Лермонтов обновил этот жанр,
перейдя к описанию внутренней жизни
человека и объединив все повести личностью
героя. Цикл повестей превратился в
социально-психологический роман. Лермонтов
соединил такие характерные для 30-х годов
жанры, как путевой очерк, светская повесть,
новелла. “Герой нашего времени” был
выходом за пределы этих небольших форм
путем объединения их
в
жанре романа. Предтечей романа Лермонтова,
особенно повести “Княжна Мери”, явился
роман в стихах Пушкина “Евгений Онегин”.
Но между этими двумя романами есть
существенное различие: у Лермонтова
углубленный психологический анализ,
раскрытие современного ему человека
изнутри, Пушкин рассматривает героя
времени внешне, как бы со стороны, менее
детально. Таким образом, “Герой нашего
времени” стал продолжением в эволюции
русского романа и дал начало его развитию у
Тургенева, Толстого, Достоевского.


В романе
Лермонтова композиция и сюжет подчинены
одной задаче: как можно глубже и
всесторонне раскрыть образ героя,
проследить историю его внутренней жизни,
ибо “...история души человеческой, — как
заявляет автор в предисловии к “Журналу
Печорина”, — хотя бы
самой
мелкой души, едва ли не любопытнее и не
полезнее истории целого
i
народа,
особенно когда она... написана без
тщеславного желания возбудить участие и
удивление”. Одной из важнейших
L
особенностей
романа явля
ется
нарушение хроникальной пос
ледовательности
событий,
в чем
заключается своя художест
венная
логика и закономерность. В начале романа
авт
ор стремится
показать противоречивые поступки Печорина:
в повестях “Бэла” и “Максим Максимыч” его
поведение кажется загадочным и непонятным.
Но вот автор открывает страницу дневника “того,
кто так беспощадно выставлял наружу
собственные слабости и пороки, и читатель
начинает понимать тайные и явные мотивы
поступков героя. От поступков, которые
совершает вначале сам Печорин, Лермонтов
незаметно ведет читателя к их причинам.
Первая часть произведения знакомит
читателя с героем приемами внешней
характеристики. Вторая часть
подготавливается первой, мы знакомимся с “Журналом
Печорина”, в котором герой рассказывает о
себе в предельно искренней исповеди.


Роман
построен так, что Печорин и его история
последовательно предстают перед читателем
как бы с трех точек зрения. Предисловие
автора объясняет цель, общий замысел
произведения. Затем идут путевые записки
автора, начинающие повесть “Бэла”.
Центральным в повести является рассказ
старого офицера. Рассказ этот перебивается
описанием Крестового перевала.
Повествование Максима Максимыча осложнено
и тем, что в первую его часть включен
рассказ Казбича, а во вторую —
характеристика Печорина. Этой композиции
повести соответствует ее стилистическая
сложность: каждое действующее лицо имеет
свою речевую манеру.


Вложив
рассказ об истории Печорина и Бэлы в уста
старого “кавказца” Максима Максимыча,
Лермонтов оттенил трагическую
опустошенность Печорина и вместе с тем
противопоставил ему цельный характер
русского человека. Образ Максима Максимыча
— честного труженика, незаметного героя —
не только вписывается в традицию Пушкина в
изображении демократического героя —
станционного смотрителя, но и
предвосхищает образы героев “Севастопольских
рассказов” и “Войны и мира” Толстого.


Повесть “Максим
Максимыч” хронологически является
последней повестью в романе. Композиционно
— она связующее звено между “Бэлой” и
всеми последующими повестями: в ней
объясняется, как попали к автору, проезжему
офицеру, записки Печорина. В “Предисловии к
“Журналу Печорина” автор сообщает то, чего
не смог сообщить сам Печорин: Григорий
Александрович умер, возвращаясь из Персии.


В повестях
“Журнал Печорина”, написанных от первого
лица, появляется третий рассказчик, третье
по счету авторское “я” — сам Печорин,
судьбой которого автор заинтересовался еще
в рассказе Максим Максимыча. И вот умный,
скромный Печорин, умеющий точно определить
каждую мысль, всякое душевное состояние как
самого себя, так и своих собеседников, с
беспощадной откровенностью рассказывает о
своей жизни, о глубокой
неудовлетворенности собой и всем
окружающим. В самоанализе — сила и слабость
Печорина, отсюда его превосходство над
людьми и в этом одна из причин его
скептицизма, разочарованности.


При всем
стилистическом единстве “Журнала Печорина”
каждая из трех повестей, составляющих “Журнал”,
имеет свои историко-литературные
особенности. “Тамань” — остросюжетная и
вместе с тем самая лирическая повесть во
всей книге — по-новому и в реалистической
манере продолжает традиции романтических
разбойничьих повестей. Вместе с тем в эту
маленькую повесть вплетается
распространенный в романтической балладе
мотив русалки, но переведенный в реальный
жизненный план: русалка превращается в
очаровательную контрабандистку. Лермонтов
нарисовал в образе контрабандистки глубоко
симпатичный ему тип характера, в котором
нет безразличия к жизни, равнодушия, зато
много сил, энергии, страстности, воли. Такой
характер помогал Лермонтову выявить
качества своего главного героя и передать
мечту о сильных и цельных людях, способных к
борьбе. Правда, контрабандисты в “Тамани”
не вступают в борьбу с обществом во имя
каких-то высоких идеалов, но они вольны,
далеки от всякой условности и фальши, “естественны”
в противоположность фальшивым и
высокомерным представителям пятигорской “знати”,
с которой сталкивается Печорин в следующей
главе.


Вторая
повесть, входящая в состав “Журнала
Печорина”, “Княжна Мери”, разрабатывает
тему героя того времени в окружении “водяного
общества”, намеченную еще Пушкиным в “Путешествии
Онегина”. В “Княжне Мери” Печорин
выступает перед читателями не только как
мемуарист-рассказчик (как в “Тамани” и “Фаталисте”),
но и как автор дневника, журнала, в котором
точно фиксируются его размышления и
впечатления. Именно в этой повести наиболее
глубоко показаны безысходное отчаяние,
трагическая безнадежность Печорина, умного
и одаренного человека, искалеченного
средой и воспитанием.


Изображение
дворянского общества, с которым связывает
Печорина происхождение и классовая
принадлежность, имеет в романе
существенное значение. В соседстве со “столичными
франтами”, “московскими богинями” и “провинциальной
знатью” ярче выступает незаурядность,
исключительность Печорина в той среде, в
которой он
вынужден
находиться и действовать.


Конфликт
между обществом и Печориным показывает
непримиримость его ко всем устоявшимся
традициям “света”. Правда, в романе
изображен не столичный свет, а “водяное
общество”. Но Лермонтов
показывает,
что в сущности прин
ципиального
различия между ними нет, а пестрота и
случайность образовавшегося на водах
общества позволяют автору ярче выявить
совершенное одиночество Печорина, равно
чуждого и знатной московской княгине
Лиговской, и небогатому юнкеру Грушницкому,
и драгунскому капитану.


Ключом к
идейному замыслу “Фаталиста” — последней
новеллы “Героя нашего времени” — является
монолог Печорина. Размышления Печорина в
этом монологе как бы подводят итог всему “Журналу
Печорина” и даже роману в целом. Вольная
натура Печорина влечет его к деятельности,
к борьбе. Но герой нравственно не готов еще
к тому, чтобы восстать против
действительности, против веками
складывающихся устоев светского общества.
Потому-то Печорин так беспощадно бичует
себя, презирая своих современников за
мелочность их существования, хотя и сам не
служит высоким целям, увлекается “приманками
страстей пустых и неблагодарных”.
Бесцельность существования, духовная
опустошенность приводят к тому, что он
становится “лишним человеком в обществе”.


Роман
Лермонтова прочно вошел в историю русской
реалистической прозы и во многом определил
развитие русского классического романа.
Лермонтов в “Герое нашего времени” в пяти
повестях: “Бэла”, “Максим Максимыч”, “Тамань”,
“Княжна Мери” и “Фаталист”, связанных
единым внутренним сюжетом, раскрывает
образ Печорина — героя своего времени. В
пяти этих повестях раскрывается перед нами
“совершенство реального, мудрого, высокого
по стилю и восхитительно благоуханного
искусства”, — как писал о романе А. Н.
Толстой. “Герой нашего времени” вместе с “Евгением
Онегиным” и “Капитанской дочкой” А.
Пушкина положил начало развитию русского
социально-психологического романа, явился
общественно значимым событием в истории
русской литературы.