Роман М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени» повествует о нескольких эпизодах из жизни типичного представителя тридцатых годов девятнадцатого века. Характерной чертой своей эпохи Лермонтов видел неудовлетворенность жизнью молодого дворянского поколения, бездейственность и отсутствие какой-либо цели.

Герой романа «Герой нашего времени» Печорин рассуждает: «Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? Для какой цели я родился? А верно она существовала, и верно было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные». Несмотря на то, что Печорин так и не нашел главной цели в жизни – и в этом один из источников его трагизма – неверно утверждать, что у него вообще не было значительных целей. Одна из них состояла в постижении природы и возможностей человека. Отсюда – нескончаемая цепь его психологических и нравственно-философских экспериментов над собой и другими. С этим связана и вторая его цель - самопостроение себя как личности, соизмеряющей свое поведение с неведомым герою «назначением высоким».

Предвидя и создавая нужные ему ситуации, Печорин испытывает, насколько свободен в своих поступках человек. Он сам предельно активен и хочет вызвать активность и других, подтолкнуть их внутренне свободному действию – не по канонам традиционной узкословной морали. За ролью, за привычной маской Печорин хочет рассмотреть лицо человека, его суть. И здесь им руководит не только жажда истины, желание сорвать внешние покровы, но и не менее страстная надежда вызвать к жизни «в человеке человека». Он последовательно лишает Грушницкого его павлиньего наряда, снимает с него взятую напрокат трагическую мантию, ставя в истинно трагическую ситуацию, дабы докопаться до его душевного ядра, разбудить в нем человеческое начало. При
этом Печорин не дает себе ни малейших преимуществ в организуемых им жизненных «сюжетах». Требующих от него, как и от его партнеров, максимального напряжения душевных и физических сил. В дуэли с Грушницким он ставит себя в более сложные и опасные условия, стремясь к «объективности» результатов своего смертельного эксперимента, в котором рискует жизнью не меньше, а больше противника.

Вместе с тем гуманные в своей основе стремления Печорина – открыть, разбудить в человеке человеческое – осуществляются им отнюдь не гуманными средствами. Он часто переступает грань, отделяющую добро от зла, по его убеждению, в современном обществе они давно утратили свою определенность. Он меняет их местами, исходя не из бытующей морали, а из своих собственных представлений. Такое смешение добра и зла придает Печорину черты демонизма. Вторгаясь в чужие судьбы со своей сугубо личностной мечтой, требуя и от других такого же подхода, он провоцирует дремлющие в них глубинные конфликты между социальным и человеческим, становящихся для них источником страданий и жизненных катастроф. Это наглядно проявляется в его романе с Мэри, в жестоком эксперименте по «преобразованию» за короткий срок юной княжны в человека, прикоснувшегося к противоречиям жизни. Общение с Печориным, буря вызванных им чувств и мыслей поставили Мэри на порог совершенно нового этапа жизни. После мучительных уроков Печорина е не будут восхищать самые блестящие Грушницкие, она усомнится в самых незыблемых канонах светской жизни. Перенесенные ею страдания остаются страданиями, не извиняющими Печорина. Но они же ставят Мэри выше ее преуспевающих, безмятежных сверстниц.

Итак, мы видим, что беда и вина Печорина в том, что его независимое сознание, свободная воля переходят в ничем не ограниченный индивидуализм. В стоическом противостоянии действительности он исходит из своего «я» как единственной его опоры.

Перед нами человек, наделенный незаурядными качествами, человек огромной силы воли, и все же человек этот не нашел в своей жизни достойной нравственной цели, которая вела бы сквозь испытания по верному пути. Вместо этого незаурядность натуры Печорина несет только страдания окружающим, одновременно создавая еще большую пустоту в душе героя, не знающего, для какой цели он живет. Добавим при этом, что таковы были молодые люди современного Лермонтову поколения, и обобщенный образ этого поколения, воплощенный в Печорине дает пищу для ума, заставляя задуматься об актуальности проблемы бесцельно проживаемых жизней. Подобно тому, как канул в Лету Печорин, чья смерть в дороге стала символом так и не обретенного жизненного пути, его конечного пункта, твердой цели, так каждый из нас может исчезнуть с лица земли, не оставив хоть сколько-нибудь значимого следа.