Главная тема Лермонтова - личность в процессе самопознания и
само воплощения, то есть развития. Очень показателен характер
большинства его стихотворений раннего периода: это лирические
зарисовки, отрывки из дневника - недаром часто он их
озаглавливает, как дневниковые записи - датой или словами
"отрывок", "исповедь", "монолог". Лирика Лермонтова - летопись
становления души, и в этой ??? абсолютной
искренности - истинное художественное открытие автора.События
духовной ЖИЗНИ интересуют поэта В момент ИХ свершения, а не
post factum Его волнует сам механизм внутреннего движения.
Лирический герой всего лермонтовского творчества предельно
близок автору, в его портрете заключены все сущностные бытийные
конфликты, все, что в жизни автора не случайно, но является
фактом Судьбы.
Всему внутреннему строю Лермонтова глубоко соответствует
бунтарский, байроновский романтизм - с тем культом тайной
избранности личности, высокой Судьбы, борьбы с Роком, тяги к
миру - и отторжения от людей: Но русский литературный опыт уже
обогащен пушкинскими психологизмом и историзмом как
основополагающими художественными принципами. И творческий
метод Лермонтова, во всяком случае до "Героя нашего времени",
можно определить как психологический романтизм. В романтическом
ключе поэт отметает, как мы уже говорили, все случайности
жизни, то есть все, что в его жизни не от Судьбы, но от случая,
от обстоятельств. Каждое же событие, "работающее" на Судьбу,
воспринятое как ее проявление и знак, тщательно психологически
исследуется, анализируется.
Душа и личность интересуют Лермонтова как главные реальности
бытия. Тайна жизни и смерти воспринимается им в рамках вечной
жизни духа. Таким образом, мы находим ключевые слова к
миропониманию поэта: оно строится на понятиях личности и
Судьбы. Эти категории восприняты Лермонтовым во всей их
неоднозначности. И сама неоднозначность понятий приводит к
внутренней конфликтности миросознания поэта.
Его духовный мир и мир внешний поражают своей
раздробленностью, принципиальным нарушением взаимосвязей.
Лермонтов погружается в исследование сложного духовного мира
человека, чья мысль вечно бодрствует в стремлении познать
истину и достичь абсолютного совершенств. Эта тяга к идеалу, к
высшему совершенству при осознании несовершенства мира и
человека есть удивительная, чисто лермонтовская трактовка
основного романтического конфликта между несовершенством мира
вообще и идеальными устремлениями личности. В этот внешний
конфликт романтизма Лермонтов привнес глубочайший внутренний
конфликт личности, постоянное противоборство разнонаправленных
сил - сил добра и зла - в душе человека. Исследование духовного
мира бесконечно. И эту бесконечность открыл русской литературе
Михаил Юрьевич Лермонтов.
Исследуя истоки добра и зла , Лермонтов приходит к пониманию
важнейшего жизненного закона : и добро и зло находятся не вне
человека , но внутри его, в его душе. Все внимание Лермонтова
сконцентрировано на духовном пути героя.

Художественное своеобразие и историко-философская
проблематика "Песни про царя Ивана Васильевича,
молодого опричника и удалого купца Калашникова"

Поэма 1837 пуда "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого
опричника и удалого купца Калашникова" в контексте всего
творчества поэта воспринимается как своеобразный итог работы
Лермонтова над русским фольклором.
Интерес к фольклору характерен для 30-х годов прошлого века.
глубокий кризис переживала страна Находясь "на перепутье",
которое мрачные умы эпохи склонны были считать тупиком, русское
общество пыталось найти выход, опираясь на "внутренние
ресурсы". Дворянская и народная культуры в России были
разделены глубокой пропастью: у нас не было того среднего
класса, буржуазии, который в Европе "соединял" аристократию и
простонародье, обеспечивал взаимопроникновение культурных
традиций и этических принципов. В 30-о годы такую роль
посредника" взяла на себя литература.
Давайте вспомним, каким обостренным интересом к народу, его
жизни и творчеству ознаменовался несчастный холерный 1830 год!
Пушкин обратился к сказкам; появился Гоголь, написавший "Вечера
на хуторе близ Диканьки", которыми зачитывалась вся Россия;
появляются "собиратели народных сказаний"...
В 30-ых годах XIX века разгораются ожесточенные философские
споры о судьбах России. Обобщенно можно выделить два основных
направления споров: западники и славянофилы. Западники видели
путь развития России в европеизации; славянофилы же утверждали,
что у России свой особый путь.
Лермонтову эти споры не были безразличны. Он достаточно
активно включался в них, но не примкнул ни к одному
направлению. Ему глубоко чуждо было стремление европеизировать
Россию. Западная
цивилизация казалась ему пораженной духом скепсиса, эпоха
Просвещения привила европейскому обществу вкус к умозрительной
философии, доминирующей над чувствами. Идеалы Просвещения во
многом надуманы, они противоречат человеческой природе: и
проповедь Руссо, согласно которой счастье достижимо лишь при
абсолютной бедности, при полном отказе от благ цивилизации; и
оскорбительный, циничный атеизм Вольтера.. Да и что дало России
просвещение без возможности применить накопленные знания, без
права даже высказать свободно свои мысли? Путь западной
цивилизации представляется Лермонтову тупиковым:

Не так ли ты, о европейский мир,
Когда-то пламенных мечтателей кумир, К могиле
клонишься бесславной головою...

Но Лермонтову чуждо во многом и мировоззрение
славянофилов, идеализировавших феодальную Россию ,
ориентировавших развитие страны по "восточному" азиатскому пути.

"Песня..." написана в особом жанре . Лермонтов стремился
приблизить поэму к эпическим фольклорным сказаниям. Гусляры
тешащие "Песнью" "боярина и боярыню его белолицую", играют
важнейшую роль в структуре поэмы
. Авторского голоса читатель не слышит, перед ним как бы произведение
устного народного творчества. Следовательно нравственные
позиции, с которых оценивают персонажи "Песни...", не лично
авторские, а обобщенно - народные. Это многократно усиливает
торжество "правды - матушки" в сказании, ибо поступок
безвестного купца Калашникова , защищавшего свою личную честь,
стал фактом народной истории.