"Одинок я - нет отрады…" (Мотив одиночества в лирике М.Ю. Лермонтова.)

... Угрюм и одинок,
Грозой оторванный листок,
Я вырос в сумрачных стенах...
М.Ю. Лермонтов.
("Мцыри")


Один из современников, знавших Михаила Юрьевича, вспом-
нил, что Лермонтов показался ему холодным, желчным и раздражи-
тельным человеком, словно он ненавидел весь человеческий род.
Быть может, он действительно таким выглядел. Мы находим в его
стихах подтверждение сказанному:

О, как мне хочется смутить веселость их
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью!...

( "Как часто, пестрою толпою окружен..." )

Белинский писал после встречи с Лермонтовым на гауптвах-
те, что Печорин как есть сам писатель. А ведь характер Григо-
рия Александровича Печорина, конечно, характер, приносящий са-
мому его владельцу одни несчастья.
И все же, между писателем и его героем была огромная раз-
ница. Один, мучаясь сам и мучая других, не оставил в жизни ни-
какого следа. Другой, прожив всего двадцать семь лет, и поныне
остается наиболее известным и любимым русским национальным по-
этом.
И пусть грусть охватывает нас, когда мы прикасаемся к
наследию этого писателя. Эта грусть очищает души и заставляет
думать над своей жизнью. А как часто неожиданно отзываются в
нашей судьбе его стихи. Вот, например:

Ужасная судьба отца и сына
Жить розно и в разлуке умереть...
Но ты простишь мне! Я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь божественный...
Однако ж тщетны были их желанья:
Мы не нашли вражды один в другом,
Хоть оба стали жертвою страданья!

Я смотрю комментарий к стихотворению. Лермонтову было 16
лет в год его создания. Мне столько же! Конечно, я не поэт,
никогда не смогу выразить своих чувств в стихах, но и я бы
смог рассказать о том, сколько плохо мне рассказывали об отце
и как мы неожиданно нашли и поняли друг друга...
Я думаю, Михаил Юрьевич от рождения был предрасположен к
замкнутости, стремился к уединению, имел нелегкий характер.
Все эти качества усиливались огромной гордостью, обострялись
семейными неурядицами. Поэтому Лермонтов и признавался: "Любил
с начала жизни я угрюмое уединенье, где укрывался весь в се-
бя...".
Тема одиночества ярко проявляется и в любовной лирике.

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье;
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою,-

писал он незадолго до гибели. Как непохожи его стихи на
любовную лирику А.С.Пушкина!
Какую бы сторону творчества Михаила Юрьевича мы не взяли,
стихи или прозу, лирические или эпические произведения- везде
прослеживается тема одиночества. В одном из самых его знамени-
тых стихов "Смерть поэта", написанного, как известно, в связи
с гибелью Пушкина, мы можем читать между строк и отношение са-
мого Лермонтова к жизни и обществу, видеть его характер:

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет, завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?-

вопрошает поэт. Казалось бы, чего еще желать богатому,
независимому, умному и образованному человеку.

А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!-

вспоминаем мы давно знакомое стихотворение "Парус". И,
видимо, в этих словах и лежит разгадка характера поэта. Можно
вспомнить не мало и других известных стихов, тема которых-оди-
ночество. "На севере диком стоит одиноко...", "Листок", "Выхо-
жу один я на дорогу...", "Тучи"...
С томиком Лермонтова хорошо погрустить одному в тишине,
хорошо забыться, когда тебя обидят или не поймут. Я люблю это-
го поэта, такого одаренного, гордого, умного. У меня всегда
сжимается сердце, когда я думаю о его трагической гибели. И
кажется мне порой, что не мог жить долго среди обычных людей
этот человек, который еще в ранней юности писал такие стихи:
"Измученный тоскою и недугом...", "Болезнь в груди моей, и нет
мне исцеленья...", "Я счастлив!- тайный яд течет в моей кро-
ви...". Не мог жить человек, который всерьез считал, что

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг,-
Такая пустая и глупая шутка...

Конечно, невозможно подражать Лермонтову в его отношении
к жизни, любви, людям. Но и жизнь наша будет беднее без таких
гордых, одиноких характеров!