Поэт в России
больше чем поэт.
Е. Евтушенко

Михаил Юрьевич Лермонтов — гениальный поэт, прозаик, драматург, оставивший яркий след в классической русской литературе. “Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок”,—скажет о себе другой русский поэт — Сергей Есенин. Если перефразировать это высказывание, то о Лермонтове можно сказать: “Как мало пройдено дорог, как много написано...” Он был необыкновенно одаренным человеком: поэтом, художником, музыкантом. Кому многое дано, с того и спрос больше. Поэт был очень требовательным к себе, к своему дару, ко всему, что выходило из-под его пера. Лишь после трагической гибели Александра Сергеевича Пушкина Лермонтов начинает печатать свои произведения, так как прежде считал их недостаточно совершенными, чтобы печатать рядом с произведениями гения. Пушкин был его кумиром и учителем. Но, если вчитаться в поэзию Лермонтова, она поражает своей самобытностью, оригинальностью и прекрасным литературным языком. В каком бы жанре ни работал Лермонтов, все у него получалось гениально. Он приходит в литературу в конце тридцатых годов XIX века, после разгрома декабризма и в период жесточайшей реакции. Это очень сказалось на характере его творчества, тематике произведений: одиночество, непонимание окружающих, отсутствие единомышленников,— все это как в зеркале отразилось в лирике раннего периода: “Жалобы турка”, “И скучно, и грустно”, “Выхожу один я на дорогу”, “На севере диком стоит одиноко сосна”. Чтобы понять свое время, Лермонтов пытается разобраться в истории России. Он обращается к эпохе Ивана IV. В “Песне про купца Калашникова” отчетливо прослеживается желание автора разобраться в истоках деспотизма, вседозволенности неограниченной власти. Произведение написано в форме старинной песни. Соблюдены все древние каноны: повторы, традиционные метафоры, язык и ритм. Интересны образы героев — самого Степана Парамоновича Калашникова, его жены Алены Дмитриевны, Кирибеевича и, конечно же, Ивана Васильевича. Прекрасно воссозданы нравы и обычаи того времени: пиры царя, быт купечества, сцена кулачного боя.
Кирибеевич, остановив на улице Алену Дмитриевну, пре- красно понимает серьезность своего поступка. Он позорит ни в чем не повинную женщину (явилась домой простоволосая). Этот поступок нельзя объяснить охватившей его страстью, молодостью. Здесь скорее вседозволенность, неограниченные права царского слуги — опричника. Совершенно в ином ключе решен образ купца Калашникова. Он степенный человек, заботящийся о семье, преданный царю слуга, смелый и гордый человек.
Степан Парамонович выходит на кулачный бой защитить честь и достоинство жены. Алена Дмитриевна просит мужа быть ее заступником:

Нет у меня ни брата, ни отца,
Ни матушки
— ты один у меня заступник.

Еще не начав бой, Степан Парамонович одерживает моральную победу над Кирибеевичем.
— Я вышел убить его,— говорит купец царю, не пытаясь оправдаться, объяснить свой поступок. Он не скажет о причинах, не станет трепать и позорить доброго имени жены. И в этом весь Калашников. Он предпочел смерть позору. Какова же царская милость? Казнили Степана Парамоновича... А братьям его разрешили беспошлинно торговать — такова милость тирана.
Современники поэта видели в “Песне...” аналогию происходящему вокруг: зло таится в самой неограниченности власти, в деспотии. Но поэзия Лермонтова никогда не была морализаторской. Поэт никому не навязывал своих идей. Каждое поколение находит в его поэзии отражение своих идей и взглядов. В этом кроется неувядающая любовь к Лермонтову. Интерес к его произведениям.