По ночам, когда звуки стихали,
Он садился в раздумье к столу,
Ненаписанными стихами
Горы смутно темнели сквозь мглу.
За окном засыпал Пятигорск.
И душа ни о чем не жалела,
И черешен последняя горсть
На тарелке кроваво алела.
Л.Хаустов.
В.Г. Белинский так писал о лермонтовской поэзии «…нигде нет пушкин-ского разгула на пиру жизни. Но везде вопросы, которые мрачат душу, леденят сердце». Личная судьба поэта и общественно-политическая обстановка эпохи ре-акции наложили отпечаток на его поэзию. Неудовлетворенность существующим порядком вещей носит у Лермонтова активный характер. Стихи для него – орудие борьбы, и его разочарование переходит в гневный обличительный протест против общественно-политических устоев самодержавной России. Одной из центральных тем в творчестве Лермонтова является тема поэта и поэзии.
Каждому большому художнику свойственны раздумья о смысле и назначе-нии своего творчества. Уже в юности Лермонтов имел ясный взгляд на то, что должен воспевать в своих стихах настоящий поэт. Он хотел, чтобы поэзия звала людей любить родину и свободу. Поэт – это человек, одаренный «высокой мыс-лью и душой», ни перед кем не склоняющий «гордого чела», ничего не страша-щийся.
В 1841 году было написано стихотворение «Пророк». Как и Пушкин, автор называет поэта пророком, роль и долг которого заключается в том, чтобы «глаго-лом жечь сердца людей». Пушкин в своем стихотворении «Пророк» показал поэта до того, как тот приступил к высокому служению. Лермонтов как бы продолжил наблюдение за судьбой избранника. Он изобразил жизнь поэта, осмеянного за свою проповедь, и это – трагическое осмысление темы:
С тех пор, как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Так безысходно и мрачно звучат первые строки стихотворения. Произведе-ние писалось в последние месяцы жизни Лермонтова. В нем, как будто предчув-ствуя скорую гибель, автор оглядывается на пройденный путь. В его взгляде с но-вой силой воплощается глубокая скорбь, всегда сопутствующая поэту. «Пророк» - последняя капля в чаше его страданий: уже нет никакой надежды на признание потомков, нет уверенности в том, что годы труда не прошли даром. В глазах лю-дей читаются «страницы злобы и порока». Почему? Чем неугоден сладкозвучный язык его музы?
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья, -
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья…
Не трудно догадаться, о какой правде говорит опальный поэт. Естественно, что его правда, обличающая самодержавный строй и крепостничество, не понра-вилась светскому обществу. Лермонтов был окружен злословием, недоброжела-тельным отношением. Пылкое сердце поэта с болью и горечью отзывалось на рез-кую и необоснованную критику. Лермонтов все более уединялся, даже на пыш-ных балах в дворянских собраниях он был одинок, задумчив, молчалив:
Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу…
Пустыня – это мир без мечты и надежды. Здесь поэт нашел свой последний приют. В самом себе, в своих мыслях и переживаниях. Горьким сарказмом полны финальные строфы этого печального откровения:
…Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что Бог гласит его устами!
Лишь природа, чистая и искренняя, принимает изгнанника. Общение с ней приносит ему нравственное удовлетворение и душевный покой:
И звезды слушают меня
Лучами радостно играя…
И здесь же антитеза – среди людей поэту плохо, неуютно, они смеются над его нищетой и незащищенностью:
…Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!
«Пророк» написан четырехстопным ямбом с чередованием мужской и жен-ской рифмы. Жанр – лирическая исповедь. Композиционно произведение делится на три части: первая часть – жизнь и деятельность поэта до ухода в пустыню; вто-рая – поэт в пустыне; третья – гневный финал стихотворения.
Все строфы – четверостишия, кроме последней, имеют перекрестную риф-мовку. В последней строфе Лермонтов использует опоясывающую рифму, кото-рая придает поэтическому повествованию большую завершенность.
Автор прибегает к устаревшим словам, стараясь сохранить стиль пушкин-ского «Пророка» («судия», «град», «очи», «камелья», «завет»). Торжественные эпитеты наполняют стихотворение взволнованной интонацией и некоторой тай-ной («чистые ученья», «божья пища», «вечный судия», «шумный град»).
Восклицательные предложения в двух завершающих строфах звучат вызо-вом. Это момент наивысшего напряжения, точка кипения. Обида поэта, горечь и боль вырвались наружу.
Стихи М.Ю. Лермонтова – это почти всегда напряженный внутренний мо-нолог, искренняя исповедь, надежда найти благодарного читателя и слушателя. Поэт глубоко и тонко раскрывает психологию лирического героя, его мгновенные настроения и переживания. Во многих стихах поэта звучит тревога за судьбу рус-ской литературы, за судьбы истинных «певцов невидимого счастья», ведь в руках бездарей поэзия может быть просто ничтожной «игрушкой золотой».