Где не погибло слово, там и дело еще не погибло...
А. И. Герцен


М. Ю. Лермонтов — духовный преемник Пушкина. Он отразил в своих произведениях размышления о своем поколении, о времени, о себе, о Родине. Все стихи поэта рождались “из пламя и света”, то есть из бури чувств и напряженно бьющейся мысли. Так, большинство произведений Лермонтова написано в годы реакции, многие из них проникнуты горечью одиночества, сознанием того, что его современники живут бесцельно. Об этом пишет Лермонтов в стихотворении “Дума”, говоря, что будущее его поколения “иль пусто, иль темно”.
Стихи о поэте и поэзии занимают особое место в русской поэзии. В них высказано гораздо больше, чем размышления мастеров о своем высоком искусстве. В этих стихах отношение русской поэзии к действительности, к государству, к миру, ко времени: история осознания поэтом своего места в обществе. Конечно, все эти аспекты по-разному преломлялись в творчестве различных поэтов. Свой особенный взгляд на поэзию есть и у М. Ю. Лермонтова. В его стихотворениях нашли свое выражение ощущение трагической несовместимости искусства и наступающего “железного века”, чувство одиночества художника, его разлада с миром.
В 1837 году Лермонтов, потрясенный страданиями и гибелью А. С. Пушкина, пишет стихотворение “Смерть поэта”, исполненное боли и тоски. В этом произведении Лермонтов размышляет о трагической участи поэта, осмысляет его горькую судьбу, говорит о его убийце. Причем он обвиняет не только Дантеса, так как:

Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!..

Сколько людей, прекрасно понимавших значение Пушкина для России, не сумели уберечь “солнце русской поэзии!..” Последние главные строки направлены против царских палачей, которые также виновны в гибели поэта, им Лермонтов грозит божьим судом. Ему удалось прекрасно воплотить образ великого русского поэта. Но главное в том, что он постиг вечные проблемы. Ведь в “Смерти поэта” трагическая судьба не только Пушкина, но и каждого гения среди пигмеев с его ранимостью, одиночеством и протестом.

Не вынесла душа Поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде... и убит!

А появление убийцы и душителей свободы — следствие существования любого бездуховного сообщества.

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — все молчи!

Свои размышления о судьбе поэта, о назначении поэзии в этом мире продолжает Лермонтов в стихотворении “Поэт”. Оно начинается с размышления о судьбе кинжала. Было время, когда клинок был верным товарищем своему владельцу. Потом он был взят казаком “на холодном трупе господина” и продан в лавку армянина, где и купил его поэт. И вот теперь кинжал висит без дела, утратив свое назначение, а поэт, глядя на него, размышляет о поэзии своего времени.

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?

Поэт вспоминает о том, что раньше поэзия была достойна своего назначения, то есть она была орудием для битвы. Для него поэзия прошедших лет — это чаша для пиров, колокол на башне вечевой. Тем самым он подчеркивает, что ее предназначение — обращение к людскому множеству, в объединении людей. У Лермонтова гораздо сильнее, чем у Пушкина, звучит мысль о том, что поэзия должна служить народу. Сейчас же, по мысли автора, она утратила это свое назначение и вряд ли обретет его вновь. Заканчивает Лермонтов свое стихотворение риторическим вопросом:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророй?
Иль никогда на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?

Образ осмеянного и презираемого пророка появляется и в стихотворении “Пророк”. Оно является как бы йродолжени-ем одноименного произведения Пушкина: поэт, наделенный божественным даром, осознает всю тяжесть своего предназначения. Он понимает, как трудно выполнять “веленье Божие”. Трудно потому, что люди, которым он говорит о любви и правде, не верят ему, насмехаются над ним, презирают его. Но поэт не отказывается от своей высокой миссии, он возвращается в пустыню, где слушают его звезды да тварь земная. И хотя он один, он продолжает свое дело. Стихотворение прекрасно отражает трагическое мироощущение Лермонтова, одинокого, отвергнутого, видящего вокруг себя лишь пороки и злобу.

С тех пор, как вечный суд
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Тему одиночества поэта в этом мире Лермонтов затронул еще раньше, в стихотворении “Нет, я не Байрон...”.
Слова Герцена выражают истинное значение творчества Лермонтова. Стихи поэта будили мысль в передовых людях его поколения, воспитывали истинных патриотов.