В повести “Очарованный странник” Лесков создает совершенно особый, не сопоставимый ни с одним из героев русской литературы образ человека, который настолько органично слит с изменчивой стихией жизни, что ему не страшно в ней потеряться. Это — Иван Северьяныч Флягин, “очарованный странник”; он “очарован” сказкой жизни, ее волшебством, поэтому для него в ней не существует границ. Этот мир, который герой воспринимает как чудо, бесконечен, как бесконечно и его странствие в нем. У него нет никакой конкретной цели путешествия, ибо жизнь — неисчерпаема. Каждое новое пристанище Флягина — это очередное открытие жизни, а не просто смена того или иного занятия. Широкая душа странника уживается .абсолютно со всеми — будь то дикие киргизы или строгие православные монахи; он настолько гибок, что согласен •сить по законам тех, кто его принял: по татарскому обычаю он не на жизнь, а на смерть сечется с Саварикеем, имеет по мусульманскому обычаю несколько жен, принимает как должное жестокую “операцию”, которую с ним проделали татары; в монастыре он не только не ропщет за то, что в наказание его заперли на все лето в темном цогребе, но даже умеет найти в этом радость: “Здесь и церковный звон слышно, и товарищи навещали”. Но несмотря на такую уживчивую натуру, он нигде не задерживается надолго. Может показаться, что Иван легкомыслен, непостоянен, неверен себе и другим, поэтому он скитается по миру и не может найти себе пристанища. Но это не так. Свою преданность и верность он доказывал не раз — и тогда, когда он спас от неминуемой гибели семью графа К., и в отношениях с князем и Грушей, — а столь частая смена мест обитания и постоянный мотив бегства Флягина объясняются вовсе не недовольством жизнью, а, напротив, жаждой испить ее до последней капли. Он настолько открыт жизни, что она несет его, а он с мудрой покорностью следует ее течению. Но это — не следствие душевной слабости и пассивности, а полное приятие своей судьбы. Часто Флягин не отдает себе отчета в поступках, интуитивно полагаясь на мудрость жизни, доверяя ей во всем. И высшая сила, перед которой он открыт и честен, вознаграждает его за это и хранит. Иван неуязвим для смерти, к которой он всегда готов. Чудом он спасается от гибели, удерживая коней на краю пропасти; цыган вынимает его из петли; он одерживает верх в поединке с татарином; бежит из плена; спасается от пуль во время войны. Флягин говорит о себе, что он “всю жизнь погибал, но не мог погибнуть”, и объясняет это тем, что он — “большой грешник”, которого “ни земля, ни вода принимать не хочет”. На его совести — смерть монаха, татарина и цыганки Груши, он без зазрения совести бросает своих детей от татарских жен, его “искушают бесы”. Но ни один из его “греховных” поступков не порожден ненавистью, ложью, жаждой личной выгоды. Смерть монаха — результат несчастного случая, Саварикея Иван засек до смерти в честном бою, а в истории с Грушей он поступил, следуя велению своей совести, полностью сознавая, что он совершает убийство... Понимая неминуемость смерти цыганки, он берет грех на себя, надеясь в будущем вымолить у Бога прощение. “Ты поживешь, ты Богу душу отмолишь и за мою душу, и за свою, не погуби же меня, чтобы я на себя руку подняла”, — умоляет его несчастная Груша. У Ивана своя собственная религия, своя мораль, но в жизни он всегда честен с собой и с другими. Повествуя о своей жизни, Флягин ничего не утаивает, ибо душа его открыта как для Бога, так и для случайных попутчиков. Флягин наивен и прост, как младенец, но, когда он борется с несправедливостью и злом, он может быть решительным и даже жестоким. За истязание птички он наказывает барскую кошку и отрезает ей хвост, за что сам терпит суровое наказание. Ему “за народ очень помереть хочется”, и он отправляется на войну вместо юноши, с которым не в силах расстаться родители. Флягин — необыкновенно одаренный человек, для него нет ничего невозможного. Тайна его силы, неуязвимости и удивительного дара — всегда ощущать радость — заключается в том, что он всегда поступает так, как того требуют обстоятельства. Он в гармонии с миром, когда мир гармоничен, и он готов сражаться со злом, когда оно стоит на его пути.