ГОРОД КАЛИНОВ. КЛИМАТ, ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ОБЫЧАИ.
В классической драматургии, несомненным представителем ко-торой является А. Н. Островский, принципы построения любого произведения определяются единством трех условий, а именно: вре-мени, места и действия. Что касается времени - оно занимает две-надцать дней драматургической жизни героев. Место, где происхо-дят основные события драмы <Гроза>, Островский определил доста-точно точно - некий город Калинов, в пространстве которого бук-вально развертываются трагические хитросплетения сюжета пьесы. Во всяком случае, из пяти действий только одно, второе, происхо-дит в интерьере комнаты дома Кабановых, остальные же имеют публичный, городской характер. Чтобы убедиться в неслучайности авторского замысла, стоит внимательнее присмотреться к ремаркам пьесы, прислушаться к ее героям.Итак, российская провинция. Волга. Лето. Город, где все рядят-ся в русские одежды и живут странными обычаями. В обществен-ном саду на берегу реки сидит местный изобретатель-самоучка Ку-лигин и от полноты чувств, видимо, поет, любуясь заречными сель-скими видами, райскими красотами, и от вида их радуется его душа. Так начинается драма. Здесь, по высокому берегу Волги про-ходит граница между чудом заволжской природы и городом, мес-том, где сосредоточено зло и несчастье. Недаром тонкая и трагич-ная Катерина хочет стать птицей и улететь в дивные красоты и дали, которые наблюдает ее измученная бытом и злонравием род-ных душа.А вот что говорит про городскую жизнь и обычаи наблюдатель-ный Кулигин: <жестокие нравы в нашем городе, сударь, жесто-кие>. Слово <жестокие> он употребляет дважды. Видно, и сам не-мало натерпелся уже и почти смирился.Действительно, что-то страшное и недоброе постоянно соверша-ется здесь. Недаром Островский дает прямое указание, может быть слишком прямое, на то, чем город является на самом деле. В деко-рации четвертого действия мы видим сводчатую галерею старин-ной, начинающей разрушаться постройки, кусты, арки, за которы-ми все еще виден берег Волги. Откуда взялась сия классическая руина в захудалом городишке, не ясно, пожалуй, и самому автору. Однако она ему чрезвычайно необходима.Из разговоров горожан ясно, что стены постройки расписаны. Что же это за роспись? <Это геенна огненная!> - восклицает один из горожан. И вот здесь, в этой огненной <геенне>, собираются жи-тели города, а вместе с ними и герои драмы, пытаясь укрыться от грозы. И здесь у росписей адских мук достигают своего накала страсти, и Катерина опускается на колени перед фреской, чтобы за-молить свои грехи, и в ужасе вскакивает, разглядев зловещие рос-писи...Словно весь город прячется здесь, молится и боится, словно все они собрались в одном месте, и трагическая фигура Катерины в центре, и блаженный Кулигин, пророчествующий о благодати грозы. Это - кульминация. Это - четкое определение нравствен-ной географии пространства драмы. Это царство несвободы, судьбы, о которой беспрестанно хлопочут и твердят герои драмы.Свобода, покой, любовь - там, за Волгой. Недаром ночами ухо-дят туда влюбленные Кудряш и Варвара. Недаром вся истинная, человеческая жизнь происходит под покровом ночи, когда засыпа-ют тяжелым сном все эти Кабановы, Дикие, Феклуши.Удивляется Борис: <Точно сон какой вижу! Эта ночь, песни, свидания! Ходят обнявшись>. Но чему удивляться в этом .перевер-нутом месте, так напоминающем Дантов <Ад>. Однако наступает день - и все простое, разумное, естественное погружается в небы-тие.Теперь стоит сказать несколько слов о местном климате, кото-рый представляет собой явление необычное, если не сказать стран-ное. Во всяком случае, за время действия драмы происходит три грозы. Невозмутимый же Кулигин доводит до нашего сведения, что здесь бывали также северные сияния, которыми следовало любо-ваться, и кометы, которым следовало радоваться как <обновке на небе>. Сообщив все это и без того ошеломленным калиновцам, он уводит своего приятеля Бориса из расписанных фресками руин в грозу и в громы, и тот уходит за ним со словами: <Здесь страшнее!>Катерина бросается с обрыва в Волгу. Происходит это в том самом месте, где любит сидеть Кулигин и любоваться сельскими видами. Она как бы растворяется в пейзаже Заволжья, там, где лю-бовь и свобода. Об этом прозревает Тихон Кабанов. Вот они, послед-ние ключевые слова драмы: <Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем ос-тался жить на свете да мучиться!>