ПЬЕСА А. Н. ОСТРОВСКОГО «ЛЕС»

В новых своих произведениях, написанных в 60-70-е годы, "^•Яександр Николаевич Островский обличает те же черты самодур- Ва и своекорыстия, но уже в классе дворян. В ярких сатирических комедиях: «На всякого мудреца довольно простоты» i о г., «Бешеные деньги» 1870 г., «Волки и овцы» 1975 г._ QC вский показал не менее «темное царство» дворян, как ранее к ° цов и чиновников. Крепостницы-помещицы — Уланбекова («ъ питанница») и Мурзавецкая («Волки и овцы») — не луч, купчихи Кабанихи, а элегантные петербургские дельцы типа Б кутова («Волки и овцы») или Великатова («Таланты и покло ники») вряд ли уступят в волчьей хватке купцу Коршунову («Бел ность не порок») или Дикому («Гроза»). О том, что в этих комедиях изображена жестокая борьба между «своевольными» и «безответными», свидетельствуют уже сами названия и самое яр. кое из них — «Волки и овцы». В каждой из этих пьес легко найти «волков» и «овец», становящихся жертвами алчности хищников Комедия «Лес» 1871 г. принадлежит к этой же группе произведений А. Н. Островского. Действие комедии разворачивается в усадьбе помещицы Гурмыжской; действующие лица делятся на богатых помещиков: Гурмыжская, Бодаев, Милонов и бедных дворян: Аксю-ша, Буланов. Слуги Гурмыжской Карп и Улита еще недавно были ее крепостными. Из крепостных происходит и купец Восьмибратов, торгующий лесом. Островский приводит нас в поместье Гурмыжской «Пеньки» в ту пору, когда от принадлежащих ей лесов скоро должны остаться одни пеньки: эти леса понемногу скупает у нее Восьмибратов. Само название усадьбы подчеркивает начавшееся дворянское оскудение. Гурмыжская сохраняет еще весь внутренний облик крепостницы. Она скупа, бессердечна, привыкла к беспрекословному повиновению со стороны всех, кто от нее зависит; со всеми слугами она продолжает обращаться как с крепостными рабами. Гурмыжская — ханжа, она играет роль религиозной женщины, благочестивой, но ей не верят даже ее приятели-помещики Милонов и Бодаев. Купец Восьмибратов видит Гурмыжскую насквозь. Как бы он ни гнул свою спину перед «благородным сословием», ясно, что успех на его стороне, а не у помещиков. В комедии «Лес» Островский показал историческую смен} двух классов: купцы Восьмибратовы заступают место дворя*1 Гурмыжских. Для драматурга — это борьба двух хищников в одном и том же темном лесу. Пожив недолго в усадьбе Гурмыжской, ее племянник, акте! Несчастливцев, говорит актеру Счастливцеву: «Зачем мы как мы попали в этот лес, в этот сырой дремучий бор? Зачем спугнули сов и филинов? Что им мешать! Пусть их жи-бра>г ям хочется! Тут все в порядке, братец, как в лесу быть вУ1*1 Старухи выходят замуж за гимназистов, молодые девуш-СЛ пятся от горького житья у родных: лес, братец». КЙ я этих правдивых словах Несчастливцева звучит суровое енйе дворянского «темного царства». nCV^1^ тт Я комедии «Лес» помещикам и купцам противопоставлены пие путешественники» — актеры Счастливцев и Несчастлив-Комический актер Аркаша Счастливцев — бродяга и плут: порой не прочь половить рыбу в мутной воде. Все это оттого, о он голодный и бесправный человек, каким был часто актер давние царские времена. Озорство и плутовство Аркашки — это самозащита от голода и холода, от начальнического воздействия, грозящих ему на каждом шагу бесконечного актерского пути «из Вологды в Керчь» и обратно. Но Аркаша не просто голодный и озябший человек, ищущий сытного куска. Не всякий кусок идет ему в горло. Он было обосновался в теплом мещанском углу у своего дядюшки, потребовавшего, чтобы племянник взамен тепла и жирного куска ушел навсегда из театра. Однако Счастливцев вскоре сбежал из этого мещанского рая с аршинными кулебяками. Он не может изменить театру, своему призванию. Он весь загорается при словах Несчастливцева: «Если бы нам найти актрису драматическую!» Поэтому Несчастливцев уважает своего спутника и уходит с ним вместе в новые скитания. Любовь к театру объединяет этих людей, так не похожих друг на друга. Несчастливцев — барин, дворянин. Уйдя в актеры, он переменил свою дворянскую фамилию Гурмыжский на театральную—Несчастливцев. Это было обычаем, почти законом в старом театре: нельзя было «осквернять» печатанием на афишах Дворянского звания, поэтому брали себе псевдоним. Господа Милоновы и Бодаевы на актера и его профессию смотрят с презрением. Но Несчастливцев свято верит в свое высокое призвание. Однако труден его жизненный путь. Геннадий Гурмыжский Устал от актера Несчастливцева, ему хочется отдохнуть от театральных мытарств в давно покинутых, но не забытых «Пень-ах», с тенистым парком, со старой тетушкой в доме. Они дав-0 не виделись. Тетушка не знает и не должна знать, что ее лемянник — актер: ведь это грешное дело, а она, как привык Рить Геннадий Несчастливцев, благочестива. Но усталый ак-Р находит в «Пеньках» себялюбивую молодящуюся старуху, и ханжу, влюбившуюся в недоучившегося гимназиста. Потрясенный и оскорбленный этой встречей, Несчаот^ «казнит» обывателей «дворянского леса» гневными монол из Шиллера, искренен и силен его гнев. Теперь Несчастл и в жизни переходит на свое любимое амплуа — обличител ^ и бессердечия. Он глубоко правдив и великолепен в своем ступлении: «Люди, люди! Порождение крокодилов! Ващи зы — вода! Поцелуи — кинжалы в грудь!» Он не столько мирует из «Разбойников» Шиллера, сколько выражает горькую, накопленную за годы бродячей актерской жизни ц^ висть к Милоновым и Бодаевым. На презрительный упрек Г мыжской он возражает: «Комедианты? Нет, мы артисты, благ родные артисты, а комедианты — вы... Вы всю жизнь толкуете благе общества, о любви к человечеству. А что вы сделали? Кого накормили? Кого утешили? Вы тешите только самих себя, са мих себя забавляете. Вы комедианты, шуты, а не мы». Для трагика Несчастливцева пребывание в усадьбе «Пеньки» могло быть только временным. «Теперь опять за работу! — говорит он Счастливцеву.—...Руку, товарищ!» И пошли опять пестреть одна за другой бесконечные версты этого славного пути подвижника искусства — русского дореволюционного актера. В пьесе «Лес» запечатлена и глубокая любовь народного драматурга Островского к русскому актеру. Его словами Островский высказывает свои сокровенные мысли, основные идеи, заложенные в произведении. Пьеса «Лес» не устарела и в наши дни, Островский по-прежнему клеймит ханжество, стяжательство, порок в любых проявлениях.