ОБЛИЧЕНИЕ ЧИНОВНИЧЕСТВА НА СТРАНИЦАХ ПЬЕСЫ А. Н. ОСТРОВСКОГО «ДОХОДНОЕ МЕСТО»

В 1856 году Островский написал комедию «Доходное место». Действующие лица пьесы — чиновники разных рангов, от Штатского генерала Вышневского, достигшего больших чинов и богатств, до безымянных молодых чиновников, прислуживаю-старому служаке Юсову, секретарю Вышневского. Комедия появилась в печати в 1857 году, когда уже ста обозначаться контуры «новой, буржуазной России, ВЬ1Раставт1*1 из крепостнической эпохи». В этот период определяется пр» ? ципиальное отличие между либеральным и революционно-демо * ратическим направлениями в литературе, к этому времени дп матург сближается с революционными демократами, печатаете в «Современнике», их печатном органе. В комедии «Доходное место» с замечательной художествен ной силой драматургом разоблачено чиновничье «темное ца* ство». Это одно из самых ярких произведений русской обличи-тельной литературы. Недаром «Доходное место» запретили ставить на сцене. Только после отмены крепостного права, в 1863 году, пьеса была разрешена к постановке. Островский прекрасно знал быт чиновников. Вспоминая свою службу в светском и коммерческом судах, он признавался: «Не будь я в этом аду, не написать бы мне «Доходного места». Вопреки либералам, полагавшим, что все недочеты в деятельности бюрократической машины царской России являются следствием испорченности отдельных людей, Островский в своей комедии вскрывает социальные корни взяточничества и самодурства в чиновничьей среде. Он не просто описывает темный мир чиновничества, живущего доходами с «кривосудия и всяческой неправды», творимой им в судах и других казенных заведениях,— драматург обличает само мировоззрение этих взяточников и самодуров. Характеризуя в статье «Темное царство» самодурство в чиновничьем мире, Добролюбов писал: «В сфере чиновнической оно еще гаже и возмутительнее, чем в купеческой, потому что здесь дело постоянно идет об общих интересах и прикрывается именем права и закона... Законов никаких никто не признает, честности никто в толк взять не может, ума не определяют иначе, как способностью нажиться, главною добродетелью признают смирение пред волею старших ». Старый чиновник Юсов — самая яркая фигура в комедии по живописности изображения и по обличительной силе. Юсов кажется не злым и не сварливым человеком. Он даже похваляется тем, что любит «выводить в люди» молодежь без роду, без племени, и действительно «выводит» малограмотного чиновника Бе-логубова, но делает это не по доброте душевной: покровительствуя Белогубову и ему подобным, Юсов обеспечивает себе послушных пособников. Он убежденный взяточник. Торговля законом — для него жизненное правило, навеки установленное на благо чиновников, ЙХ и малых. Чиновник, не берущий взяток и проповеду-Й обязательность честности, для Юсова — враг и вольноду-ЮСОБ не скрывает, что берет взятки, как не скрывает сво- нравственного порядка и государственного закона. o * _. Таких же убеждении держится и генерал Вышневскии, и мо- Ой чиновник Белогубов, и вдова-чиновница Кукушкина, и ее чь Юлинька. Они все не случайные люди, а типичные пред-тавители царской бюрократии. В глазах Островского, как указывал Чернышевский, взяточ-ячество «не произвольное преступление нескольких дурных лю-ней а старый обычай, тесно связанный со многими другими обычаями, столь же важными и вредными, со многими коренными понятиями о жизни». Юсов возмущен критикой в адрес начальства: «Кабы Аристарх Владимирыч при его уме да знал законы и все порядки так, как его предшественник, ну, и конец... конец... и разговаривать нечего. Поезжай за ним, как по железной дороге. Так ухватились за него, да и ступай. И чины, и ордена, и всякие угодья, и дома, и деревни с пустошами. Дух захватывает!» Всей сплоченной касте чиновников в комедии противопоставлен Жадов — молодой человек с университетским образованием. Чувство глубокого негодования вызывает у Жадова неправда, с какой он сталкивается в своей практической деятельности. «Как я буду молчать, когда на каждом шагу вижу мерзости? Я еще не потерял веру в человека и думал, что мои слова произведут на них действие». Но у Жадова не хватает силы воли на борьбу с несправедливостью. Под давлением семейных обстоятельств он идет, в конце концов, просить доходного места у своего дядюшки Вышневского. Жадов сам знает, что не способен к борьбе, но он человек нового времени и представитель демократической среды. Какова бы ни была его личная слабость, за ним — сила новой общественной мысли. «...Всегда были и будут слабые люди. Вот вам Доказательств — я сам»,— говорит Жадов Вышневскому, но тут *е указывает старому генералу-взяточнику на людей нового, демократического лагеря: «...слышатся энергичные возгласы про-Тив общественного зла... начинает создаваться общественное Мнение... в юношах воспитывается чувство долга, чувство спра-6Дливости, и оно растет, растет и приносит плоды. Не увидите ВЬ1> так мы увидим...» Островский не скрывает слабостей Жадова, его бессилия перед ^Рократической средой, его бездейственности, хотя в уста героя писатель вкладывает много своих мыслей. Как писал Добпот*°ио* Островский, «без сомнения, сочувствовал тем прекрасным вец которые говорит Жадов; но в то же время он умел почувствов что заставить Жадова делать все эти прекрасные вещи — знаъ бы исказить настоящую русскую действительность». В финале комедии Островский с исключительным мает ством изображает поведение Юсова и Вышневского. «...Юсов пишет Добролюбов,— узнав, что все ведомство Вышневского о дано под суд, выражает искреннее убеждение, что это по греха», нашим — наказание за гордость...» Вышневский то же само* объясняет, только несколько рациональнее: «Моя быстрая ка рьера и заметное обогащение — вооружили против меня сильных людей...» И, сходясь в этом объяснении, оба администратора ос-таются затем совершенно спокойны совестию относительно законности своих действий... Да и отчего бы не быть им спокойными, когда их деятельность, равно как и все их понятия а стремления, так гармонируют с общим ходом дел и устройством «темного царства»? Комедия «Доходное место» возбудила ненависть взяточников, крепостников и получила высокое признание со стороны лучших людей своего времени. И сейчас «Доходное место» не сходит со сцен лучших театров, продолжая бороться с темными сторонами жизни, обличая пороки, утверждая истинное благородство.