В повести А. П. Платонова “Котлован” поднимается одна из важнейших проблем русской литературы XX века — проблема приобщения человека к новой жизни.
Герой Платонова Вощев попадает в бригаду, которая должна вырыть котлован. Читатель узнает, что раньше Вощев работал на заводе, но был уволен оттуда за то, что задумался над “планом общей жизни”. Таким образом, в самом начале повести появляется традиционный для русского народного творчества образ искателя счастья и правды. Действительно, Вощев именно народный мыслитель, и об этом свидетельствует даже тот стиль, которым написаны эпизоды, относящиеся к этому герою. Платонов использует газетные штампы, ведь Вощев, видимо, не читал ничего, кроме газет и лозунгов. Вощев тоскует из-за того, что никто не может объяснить ему, в чем заключается смысл жизни. Однако вскоре он получает ответ на этот вопрос: рабочие-землекопы объясняют ему, что смысл жизни — в работе на благо будущих поколений.
Чиклин, Сафронов и другие рабочие живут в ужасных условиях, работают до тех пор, пока есть силы; они “живут впрок”, “заготовляя” свою жизнь для грядущего благоденствия. Им не нравятся раздумья Вощева, ведь, по их мнению, мыслительная, умственная деятельность является отдыхом, а не работой; думать про себя, внутри себя — это то же самое, что и “любить себя” (как это делает Козлов). Вощев присоединяется к бригаде, и тяжелейшая работа избавляет его от необходимости и возможности думать. Итак, новая жизнь в повести Платонова “Котлован” — это “жизнь впрок”, постоянный тяжелый труд. Важно отметить, что
только коллективно, всем вместе, у рабочих-землекопов нет личной жизни, нет возможности проявить индивидуальность, ведь все они живут только ради воплощения одной идеи.
Символом этой идеи для рабочих является маленькая девочка Настя. То, что они видят реального ребенка, ради которого стоит “жить впрок”, вдохновляет их и заставляет работать все больше и больше. Рабочие-землекопы воспринимают ее как символ коммунизма: Сафронов приветствует ребенка “как элемент будущего”. Сама девочка тоже осознает себя только в связи с коммунизмом: “Главный — Ленин, а второй — Буденный. Когда их не было, а жили одни буржуи, то я и не рожалась, потому что не хотела. А как стал Ленин, так и я стала!”
Говоря о приобщении к новой жизни в повести Платонова “Котлован”, нельзя не сказать об образе Прушевского. Инженер Прушевский чувствует тоску из-за того, что существование кажется ему бессмысленным; он живет воспоминанием о любимой женщине и не находит себе места в настоящем, в нынешней жизни. Единственный способ для Прушевского преодолеть тоску — прийти к рабочим, приобщиться к их коллективу, ощутить спокойствие, которое присуще Чикли-ну и Сафронову, заняться полезным делом. Для Прушевского, как и для Вощева, приобщение к новой жизни нужно, чтобы избавиться от собственных проблем.
На мой взгляд, в приобщении к новой жизни не было бы никакого драматизма, если бы эта новая жизнь исчерпывалась работой на котловане. Однако рабочие-землекопы, будучи коммунистами, должны были выполнять указания партии. В то время в рамках генеральной линии партии был взят курс на коллективизацию и раскулачивание. Именно поэтому землекопы были отправлены в деревню, и рытье котлована было приостановлено.
В той части повести, которая посвящена организации колхоза, ключевым образом, на мой взгляд, является образ медведя-молотобойца. Медведь — фанатик работы, он трудится не ради результата, но ради самого процесса труда. Именно поэтому то, что он изготовляет в деревенской кузнице, не годится для колхозного хозяйства. Кроме того, одним из качеств молотобойца является звериная жестокость, которая не имеет никаких оправданий.
Чтобы понять причину жестокости рабочих-землекопов, которые с такой нежностью и любовью относились к Насте, необходимо сказать о тех людях, против которых эта жестокость была направлена. Крестьяне в повести “Котлован” отличаются от рабочих-землекопов тем, что заботятся не о грядущем благоденствии мира, а о себе. Это и дает основания Чиклину я другим считать крестьян кулаками, враждебными элементами. Однако в самом первом эпизоде, где идет речь о крестьянах, читатель видит, в чем выражается эта забота о себе. Крестьянин Елисей приходит к рабочим, чтобы забрать у них гробы, которые те случайно отрыли. Выясняется, что у каждого жителя деревни вплоть до маленьких детей есть свой гроб, сделанный точно по размеру. Крестьяне уверены, что из-за того или иного мероприятия советской власти даже их дети не успеют сколько-нибудь подрасти. Крестьяне — нищие, забитые люди, никогда не противостоящие насилию, которое над ними совершается. Жестокость Чиклина, Жачева и других строителей новой жизни объясняется не столько их личными качествами, сколько тем, что идея предписывала им быть жестокими.
Новая жизнь в повести “Котлован” — “жизнь впрок”, тяжелый труд в коллективе ради счастья грядущих поколений. Люди приходят, приобщаются к этой новой коммунистической жизни, чтобы избавиться от собственных внутренних сложностей, придать смысл своему существованию. Однако идея коммунизма не всегда положительно влияет на героев Платонова: она заставляет их жестоко обращаться с себе подобными. Драматизм приобщения к новой жизни для героев Платонова определяется тем, что слепое следование идее развращает их, приучая к насилию, и нивелирует личные качества каждого. Для коммунистической идеи жестокость, насилие также не кончаются ничем хорошим. На мой взгляд, то, что гибнет Настя, которая является символом коммунистической идеи, связано с тем, что эта идея постепенно теряется в потоках крови, которые за нее проливают. В конце концов котлован становится не фундаментом будущего счастья, а его могилой.