"ПОЭТ В РОССИИ - БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОЭТ"

Поэт в России-больше, чем поэт.
В ней суждено поэтами рождаться
лишь тем, в ком бродит
гордый дух гражданства,
кому уюта нет, покоя нет.
Поэт в ней - образ века своего
и будущего призрачный прообраз.

Е. А. Евтушенко.


У разных народов было свое представление о назначении по-
эта. В легкий нравами европейский 18 век родилось мнение о
том, что они должны говорить лишь о любви и амурах, о гре-
ческих и римских богах и богинях, о природе, о легких темах.
Потом появились романтики, воспевающие неземное. Но во все
времена среди поэтов были те, кто стремился пером бороться за
свободу и права человека против рабства и тирании.
В России, лишенной свободной политической и общественной
деятельности, среди сочинителей, писавших, по выражению Бе-
линского, гладкие и легкие стихи, выделялся голос тех, чей
стих "звучал, как колокол на башне вечевой во дни торжеств и
бед народных".
Великие русские поэты... Они "глаголом жгли сердца лю-
дей". Это о них говорит Е.Евтушенко в своей "Молитве перед по-
эмой", это к ним он обращается за советом и помощью.

Дай, Пушкин, мне свою певучесть,
свою раскованную речь,
свою пленительную участь -
как бы шаля, глаголем жечь.
Дай, Лермонтов, свой желчный взгляд,
своей презрительности яд
и келью замкнутой души,
где дышит, скрытая в тиши,
недоброты твоей сестра-
лампада тайного добра.
Дай, Некрасов...
... мне подвиг мучительный твой,
чтоб идти, волоча всю Россию,
как бурлаки идут бечевой.

( Далее Евтушенко обращается к другим поэтам ).
Да, русские поэты были больше, чем поэты. Они были со-
вестью страны, властителями дум, выразителями народных чаяний.
И правительство воспринимало их не только как писателей, но
порой как личных врагов. Известны отзывы Николая 1 на гибель
Пушкина и Лермонтова. Да, судьба русских поэтов трагическая.

Русский гений издавна венчает
Тех, которые мало живут,
О которых народ замечает:
" У счастливого недруги мрут,
У несчастного друг умирает...".

Как точно написал Некрасов.
Мортиролог- это список замученных страдальцев. Имеет этот
список и русская литература. Особенно много в нем поэтов. Ры-
леев, Одоевский, Пущин, Кюхельбекер, Пушкин, Лермонтов, Грибо-
едов, Полежаев, Шевченко и другие. Имеет длинный мортиролог, к
сожалению, и советская поэзия, Гумилев, Цветаева, Мандельштам,
Пастернак и другие.
Но сегодня хочется остановиться на судьбе четырех только
русских поэтов. Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Некрасов.
Коротка и непроста жизнь каждого из них. Но у всех она
отдана служению родине, искусству, народу. И каждому из них
правительство готово было предъявить свой счет за то, что они
высмеивали недостатки, прославляли свободу, ненавидели тиранию.
Грибоедов, так остро и зло высмеявший тупость, пошлость,
отсутствие высоких интересов, ненависть к просвещению у
московских тузов, создавший образ передового, свободолюбивого
человека им в противовес, погиб в Персии. Правительство,
по-видимому, было непричастно к смерти своего посла, сыграл
роль роковой случай. Но что в Петербурге вздохнули с облегче-
нием, несомненно.
В двадцать лет уже отправленный в ссылку, близкий к де-
кабристам, Пушкин даже в пору своего приближения ко двору был
подозрителен царю. Напрасно искал поэт в Николае 1 черты
сходства с Петром, напрасно ждал от него "милости к падшим".
Царь оказался мастером интриг. Да и как было простить поэту,
который "восславил свободу", смеялся над покойным Александром
1, заявлял, что будь на то случай, примкнул бы к декабристам.
Да и разве мог Пушкин стать дворцовым поэтом, чтобы "брать из
рук" царя и вельмож крохи их милостей? Нет, какие бы зигзаги
ни усматривали мы в его судьбе и в отношениях с двором, он
всегда оставался честью и совестью нации.
А Лермонтов! Уже его стихотворение "Погиб поэт..."
("Смерть поэта") должно навсегда сделать его опальным. А он
пишет:

Прощай, немытая Россия;
Страна рабов, страна господ...

Да мог ли Николай, всю жизнь добивавшийся парадного
блеска, стерпеть такое?
Николай Алексеевич Некрасов был первым поэтом в России,
писавшим не только о народе, но и для народа...
Эти поэты заложили великие традиции русской поэзии и ли-
тературы, которым были верны Блок, Есенин, Пастернак и многие
другие. Они всегда останутся в памяти народа не только как ве-
ликие граждане России. Не потому ли так тревожно бьется серд-
це, когда мы вступаем на землю Михайловского, Тархан или Греш-
нева?