«НОВЫЙ МИР, ОН РОЖДАЛСЯ НЕ СРАЗУ»

Александр Александрович Фадеев знал о революции не понаслышке, он был активным участником партизанского движения на Дальнем Востоке. Позже свои впечатления он отразил в романе «Разгром». Сам писатель так определил главную идею романа: «...в гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, все неспособное к настоящей революционной борьбе, случайно попавшее в лагерь революции отсеивается, а все поднявшееся из подлинных корней... закаляется и растет, развивается в этой борьбе». «Разгром» вышел в 1927 году отдельной книгой и ознаменовал собою новый этап литературного развития. Масштаб великих событий и перемен раскрыт в романе «изнутри», через духовный мир участника революционных событий, автор дает психологическое обоснование нового человеческого сознания. Книга покорила читателей естественной манерой письма. Фадеев сознательно отказывается от соблазна эффектного живописания боевых действий дальневосточных партизан. Даже сам выбор материала кажется очень уж «негодным»: автор описывает мытарства партизанского отряда в период спада революционного движения. Отряд стремится уйти от преследователей, но в конце концов попадает в засаду, несет огромные людские потери. Но тем не менее из-под пера мастера вышло произведение, насыщенное подлинной романтикой борьбы за мир новых человеческих отношений. Среди множества правдивых и живых образов хочется выделить особенно удавшиеся автору — Левинсон и Морозка, командир отряда и рядовой. Фадеев не столько сопоставляет, сколько сталкивает эти два характера, которые являются ключевыми в развитии темы — роста самосознания масс. В Левинсоне автор подчеркивает дар воспитателя, влияющего на подчиненных силой убеждения. Качеств, присущих вожаку восставших масс, Левинсону не занимать. Уже с первых глав романа перед нами раскрывается сильная личность, имеющая организаторский и военный талант. И в то же время до чего же не похож этот человек на традиционного «железного» командира. Фадеев стремится раскрыть богатый внутренний мир Левинсона, работу его пытливого ума. С образом Левинсона связана в романе важнейшая проблема самовоспитания, преодоления героем личных слабостей, устранения разлада между порывом чувств и требованием долга. В повседневной боевой жизни командир вынужден переступать через «не могу» — заглушать приступы давней болезни, превозмогать усталость, сохранять выдержку и спокойствие. Такое самообладание далось не сразу. Но он и человек. Это бывает ночью, во время проверки караульной службы. Левинсон, строгий на людях, оставляет в покое не в пору уснувшего дневального (хотя и прячет в стог его шапку), испытывает «чувство тихого, немного жуткого восторга» при виде «доброй детской улыбки» замечтавшегося у костра партизана и проходит мимо «еще тише и аккуратней», чтобы не вспугнуть эту улыбку. Сколь тернист, нелегок и в то же время исторически обусловлен путь к такому человеку,— об этом свидетельствует судьба Морозки. Морозка — выходец из шахтерской среды, безмерно предан делу революции, но вот Дисциплины, а порой и культуры ему не хватает. Два, казалось бы, связанных между собой толчка извне послужили началом нравственной драмы Морозки. Это товарищеский суд за кражу дьшь в огороде Рябца и ревность к Мечику, приглянувшемуся Варе, жене Морозки. В новом состоянии Морозка ощущает, что недостаточно быть «исправным солдатом», держать лошадь в порядке, сбрую «крепко зачиненной», винтовку вычищенной «как зеркало», он понимает, что надо освободиться от груза прошлого. Морозка высмеивает дезертиров, наводя порядок на переправе, осмысливает заново свои отношения с женой, обнаруживая, что Варя «вовсе не так безразлична ему, как это казалось раньше». Старается походить на Бакланова и Левинсона. И в конце Морозка совершает то, что обязан был сделать Ме-чик, но струсил,— предупреждает партизан о засаде. Вот Мечик вроде бы располагал большими возможностями для воспитания в себе качеств стойкого бойца. Мечик грамотен, а это позволяло быстрее осмыслить происходящие события, он лишен многих Мо-розкиных недостатков, к партизанам пришел добровольно с желанием борьбы и подвига, но партизанская карьера его закончилась гнусным предательством и бегством. Фадеев показывает, что коллективизм — основа личности, залог ее успешного развития. Символичен финал «Разгрома». В боях с белоказаками по-|гибли лучшие люди, опора Левинсона. Из последнего прорыва (вышли лишь девятнадцать. Они спускаются в залитую солнцем долину, сулящую не только хлеб и отдых, но и пополнение отряда. В борьбу включатся новые Баклановы и Морозки. Процесс переделки человека в горниле революции продолжается. Роман Фадеева «Разгром» интересен нам сейчас не столько с (художественной, сколько с исторической точки зрения.