ОНЕГИН — ДОБРЫЙ ПРИЯТЕЛЬ АВТОРА

Онегин, добрый мой приятель... А. С. Пушкин Роман «Евгений Онегин» — непревзойденный образец клас-русской литературы. Форма и идейное содержание Роизведения сочетаются в удивительной гармонии. Александр Сергеевич Пушкин сумел создать стихотворный роман, со временем не теряет своей прелести, а открывает все новы новые грани, излучающие блеск таланта и остроумия авто В романе сильно субъективное лирическое начало. Читатель стоянно ощущает присутствие поэта, выражающего свое шение ко всему, о чем говорит и что показывает, дает оцец героям, их поведению, поступкам. Незримое присутствие авт ра иногда заменяется его прямым общением с героями: с Оне гиным он дружит, путешествует и оставляет «в минуту злую для него». Такая форма повествования позволила Александру Сергееву чу достоверно изобразить героя в различных ситуациях, показать его образ жизни и мировоззрение. Онегин — молодой человек из высшего петербургского обще-ства. Он получил типичное для своего времени образование, Поэт называет Евгения своим «приятелем», подчеркивая и собственную принадлежность к этому кругу дворян. Онегин, добрый мой приятель, Родился на брегах Невы, Где, может быть, родились вы Или блистали, мой читатель; Там некогда гулял и я: Но вреден север для меня. В подтексте последней фразы содержится намек на южную ссылку автора, где он и начал писать роман «Евгений Онегин». Типичность героя Александр Сергеевич неоднократно подчеркивает, сравнивая его с собой или с реально существующими людьми (Чаадаевым, например): Второй Чадаев, мой Евгений, Стихотворная форма романа позволяет автору делать многочисленные лирические отступления, в которых он высказывает свое отношение к изображаемому, сходство или отличие героя от него, Пушкина, хотя внутренняя связь существует постоянно. Не случайно автор так хорошо знает своего героя, его быт, вкусы, привычки. Изображу ль в картине верной Уединенный кабинет, Где мод воспитанник примерный Одет, раздет и вновь одет? Все, чем для прихоти обильной Торгует Лондон щепетильный... Все, что в Париже вкус голодный, езны-й промысел избрав, для забав... украшало кабинет философа в осъмнадцатъ лет. Я начале романа Пушкин с достаточной долей иронии опи- ет нравы петербургского общества и героя, живущего по его СЬ онам. Достаточно вспомнить внутренний монолог Евгения гина, которым открывается роман, или его щепетильность в одежде- Второй Чадаев, мой Евгений, Боясь ревнивых осуждений, В своей одежде был педант Я то, что мы назвали франт. Беспринципность Евгения, его ханжество и лицемерие Пуш-|кин не скрывает от читателей, но и не осуждает сам. Что ж, таково было время! Поэт показывает попытку героя оторваться от суетной и пустой жизни, надоевшей ему однообразием, фак-|тическим «бегом на месте». Утомившись скукой, Евгений решил заняться творчеством, но к труду, увы, не имел никаких навыков. Онегин дома заперся, Зевая, за перо взялся, Хотел писать — но труд упорный Ему был тошен; ничего Не вышло из пера его... Автор утверждает, что именно в то время подружился со своим героем. Данный художественный прием понадобился Александру Сергеевичу, чтобы еще раз подтвердить реальность существования Онегина. Он рядом, может быть вашим приятелем (со-временником, конечно). Таких людей Пушкин встречал немало в петербургском обществе. Мне нравились его черты, Мечтам невольная преданность, Неподражателъная странность ^ резкий, охлажденный ум. Я был озлоблен, он угрюм; Страстей игру мы знали оба; Томила жизнь обоих нас; В обоих сердца жар угас; °боих ожидала злоба... „ Насчет своей «угасшей» души автор преувеличивает, если 1 это было правдой, он не создал бы столько великолепных Рических стихотворений, тверждает судьба его героя. Онегин не оценил ни дружбы л ского, ни любви Татьяны. Он ставил себя и свое «я» В всего, поэтому-то и не состоялся как человек, а задатки щГ1 хорошие. Он умел безошибочно распознавать людей, мог к* присоединиться к декабристам или стать поэтом, но свет безделье убили в нем душу, а без нее как жить? Только суп» ствовать и тяготиться этим. , Вот закономерный финал праздной и рассеянной жизни Здесь существенно «расходятся» пути автора и его «прияте Онегина», открывшего галерею «умных ненужностей» и «лит них людей» в русской литературе XIX века.