“Я ВАС
ЛЮБИЛ...” (любовная лирика А.С. Пушкина)



Нашу жизнь
невозможно представить без Пушкина. Он
вошел в русскую культуру не только как Поэт,
но и как творец души человеческой. Он
действовал самым редким инструментом —
стихом, но в нем были все оттенки пушкинских
переживаний, настроений, мыслей. Его стихи
— остановившееся вдохновение, замершее для
того, чтобы, перелившись в нас, ожить снова.
Такую магическую, особенную силу имеет
любовная лирика Пушкина.


Этому жанру
поэт отдал дань еще в лицейские годы. Стихи
его в этот период наивны, отличаются
большой долей книжности, лишь в редком
прозвенит настоящая слеза, настоящее, а не
придуманное чувство “певца любви, певца
своей печали”. И только когда души поэта
коснулось настоящее чувство, когда он
познал его глубину, стихи зазвучали
правдиво и человечно.


Любовная
лирика Пушкина всегда была высокой лирикой.
Земная в своей основе, она выражает очень
чистое чувство, поистине духовное. Поэт
считал, что поэзия унижается низкими
описаниями, горячащими воображение.



Лишь юности
и красоты


Поклонником
быть должен гений,—



пишет он.


Весь строй
жизни пушкинского времени был таков, что
любовь занимала исключительное место в
поэзии. “Науке страницы нежной” отдал дань
и Пушкин, но он отличался от прочих ем, что
поэтизировал предмет своей любви, выводил
его на пьедестал:



Я помню
чудное мгновенье:


Передо мной
явилась ты,


Как
мимолетное виденье,


Как гений
чистой красоты.



Эти стихи,
как известно, посвящены А.П. Керн, реальные
отношения с которой были у Пушкина
неровными, не такими возвышенными, но стихи
увековечили навсегда ее “небесные черты”,
“голос нежный” — его божество и
вдохновенье. Такая любовь воскрешала
желание жить, творить, желать славы, “чтоб
именем моим твой слух был поражен всечастно...”
Но за этими строчками уже другая


история
любви, другая женщина.


Расставшись
с Е.К. Воронцовой, Пушкин с нетерпением
ждал
писем, а получив, медлил расстаться с ними:



Прощай,
письмо любви! прощай: она велела.


Как долго
медлил я! как долго не хотела


Рука
предать огню все радости любви.



Здесь
каждая строчка дышит чувством, передано
ощущение каждой минуты: “...вспыхнули
пылают — легкий дым,
(
Виясь, теряется с молением моим”. Ничего не
остается, лишь пепел напоминает о былом, но
и он отрада в разлуке.


Для
любящего сердца все важно. Даже ненароком
вырвавшееся слово. Когда А.А. Оленина
ошиблась, говоря Пушкину “ты”, на другое
утро он привез ей стихи:



Пустое “вы”
сердечным “ты”


Она,
обмолвясь, заменила;


И все
счастливые мечты


В душе
влюбленной возбудила.



Позже, в
стихотворении “Признание”, полушутливом
объяснении в любви, он разовьет эту тему:



Ах,
обмануть меня не трудно!


Я сам
обманываться рад.



Пушкин
очень точно передает болезненное состояние
безответной любви, муки ревности и резкий
переход от радости к огорчению из-за
малейшего пустяка.


Совсем по-другому
написано стихотворение “Мадона”. Оно не
так легко и игриво, поэт придал ему форму
сонета, потому что это не просто признание в
любви. Наконец-то Пушкин надеется обрести
дом и выбрал себе невесту, Наталью
Гончарову. Она отличалась нежной,
акварельной красотой и напоминала Мадонну.



Исполнились
мои желания.


Творец Тебя
мне ниспослал, тебя, моя Мадона,


Чистейшей
прелести чистейший образец.



Став женой
Пушкина, Наталья Николаевна достойно
исполняла свою роль”, и он действительно
любил ее: лицо, которое считал ни с чем не
сравнимым, но больше всего душу своей
Мадонны.


После
женитьбы тема любви в лирике Пушкина звучит
приглушенней, он не смеет, не может “волнениям
любви бездумно предаваться”, но любуется
красотой и юностью по-прежнему.


Пушкину не
удалось исчерпать себя, свой могучий дар. Но
то, что он написал, живет в каждом из нас,
заставляя быть искренним, чутким, каким был
он, когда душой начертал: “Я вас любил...”
Может быть, эти строчки помнил Тютчев,
сказав:



Тебя ж, как
первую любовь,


России сердце не
забудет!