МОТИВ ИГРЫ И ТЕАТРА В РОМАНЕ <ВОЙНА И МИР>.
Слово <театр> имеет множество значений. Это и театр как театр, это и жизнь, также театр военных действий.Принято считать, что наша жизнь - это игра, сцена. Избитая, пошлая фраза - <что наша жизнь - игра> (Германн, опера <Пи-ковая дама>). Почему мотиву игры и театра в романе уделяется так много места?<Война и мир> - это проекция нашей жизни. Роман был заду-ман как большая книга, содержащая в себе откровения и заветы, притчи, гармонию и красоту, веру в Бога и любовь. Это даже не роман, не эпопея, а именно книга, точнее Библия. То есть - наша жизнь. В нашей жизни (в настоящее время) мы ходим в театр, чтобы получить дополнительное образование; удовольствие от хоро-шей игры актеров в интересных нам произведениях. В театр у Толстого любят ходить отрицательные герои - представители свет-ского общества. Стены, отделанные бархатом и золотом, красивые хрустальные люстры, дамы в роскошных туалетах, слащавые муж-чины во фраках, французская речь - все это создает впечатление ненатуральности, лжи и лицемерия. Это все - театр, то есть игра на зрителя. Бестолковые разговоры о внешности и поведении, сплетни. Перед спектаклем актеры репетируют, заучивают роль, накладывают грим, и вот настает их час и они показывают свой спектакль зрителям. Причем точно таким же актерам.И Анна Павловна Шерер, и Анатоль Курагин, и Элен, и многие другие - все они играют друг для друга бессмысленный спектакль. Интересна сцена, когда Наташа присутствует в театре. Начина-ется спектакль, и зрители <с жадным любопытством устремили все внимание на сцену>, Наташа тоже стала смотреть. Но она ничего не понимала: все удивляло ее, она не видела ничего, кроме крашеных стен, странно наряженных мужчин и женщин, при ярком свете странно двигавшихся, говоривших и певших. Она понимала, что должен был представлять собой спектакль, но все это ей казалось настолько <вычурно-фальшиво>, ненатурально, что порой ей стано-вилось смешно. И глядя на лица зрителей, она видела в их глазах выражение опять же ложное. В какой-то момент ей даже стало дурно, она как будто задохнулась в этом мертвом воздухе. Наташа была слишком естественна, чтобы жить и играть по правилам свет-ского общества. Также и князь Андрей (горячо любимый мною) не любил ходить в театры, он чувствовал двойственность такого суще-ствования.Театр - театр военных действий. Князь Андрей считал, что войну надо понимать и воспринимать как общее, <самое гадкое дело в жизни>, а не играть.<Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходи-мость>. Для князя Андрея война не игрушка, он считает, что с этим бедствием можно справиться только <всем миром>. <А то война - это любимая забава праздных и легкомысленных людей...> Солдаты - актеры, а главнокомандующий - режиссер; такое восприятие войны ложно. Невозможно решить проблему страны простым спектаклем.Тушин воспринимал театр военных действий как свой фантас-тический мир. Для него неприятельские пушки были трубками, муравьями представлялись ему французы, а самого себя представ-лял огромного роста, мужчиной, <который обеими руками швыря-ет французам ядра>. Он был настолько увлечен своим спектаклем, что не услышал команды <отступать>.Святки в доме Ростовых - тоже своего рода театр. Торжествен-ные и скучные поздравления соседей, новые и роскошные платья... Опять же все это было ненатурально. <И в этом не было ничего осо-бенного, ознаменовывающего святки>. И только в безветренном мо-розе, в зимнем свете звезд ночью, в ярком солнце днем чувствова-лась истина.Тема игры связана с игрой в карты Долохова и Николая Ростова. Долохов обыграл Николая, предчувствуя невезение в любви: 30 серебреников + 13 (сумма возрастов Долохова и Сони; чертова дюжи-на). Многие люди считают жизнь игрой в карты. Кому-то везет, кому-то -. нет. Некоторые люди играют честно, а кто-то <мухлюет>.Вообще, всякое действие или проявление чувств человека можно назвать игрой. Конечно, существуют люди, которые естест-венны, живут <постоянной жизнью>. Но какая женщина - не акт-риса?! А кокетство? А умение вести себя в обществе мужчин? Все это актерское мастерство. Но нельзя говорить, что женщина - только актриса, в смысле - притворщица. Это происходит непроизвольно, это даже нравится мужчинам.И мы не задумываемся над тем, что это - лишь игра... А если так, то человек должен понимать, что его спектакль, может быть, будет неинтересен, что он должен нести ответственность за свое тво-рение.Как наш мир - творение Господа Бога.Множатся пытки и казни...И возрастает тревога,Что, коль не кончится праздникВ театре Господа Бога?!