Романтизм как литературное направление сформировался в большинстве стран Европы к началу XIX века, вызвав к жизни целую плеяду замечательных писателей и поэтов. Выдающимися русскими поэтами-романтиками по праву считаются В. Жуковский, А. Пушкин, Батюшков, М. Лермонтов. Если В. Жуковский буквально стоял у истоков этого литературного метода в России и в своем творчестве отразил смену сентиментализма ранним романтизмом, то лирика А. С. Пушкина пережила уже переход от зрелого, полноценного романтизма к критическому реализму. В произведениях обоих поэтов фигурирует типичный для романтизма образ моря, по-разному воспринятый и описанный в зависимости от особенностей творческого видения мира авторов.
О восприятии В. Жуковским образа моря можно судить, опираясь в основном на стихотворение “Море”. Поэт олицетворяет водную стихию, наделяет ее человеческими чувствами, страстями:

Ты живо, ты дышишь; тревожною думой,
Смятенной любовью наполнено ты...

Образ моря аллегоричен и иносказательно передает душевное состояние автора; лирический герой переносит свои личные переживания на созерцаемое им море, заставляя его любить, ревновать, бунтовать. Близость героя и моря подчеркивается многократным повторением местоимения “ты”:

Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...

Море предстает перед читателем страстной стихией, скрывающей свою любовь к небу под покровом таинственного безмолвия. Обманчивость моря — в его скрытом коварстве, двуличии (“Обманчив твоей неподвижности вид”). Автор стоит “над бездной”, глубокой, неизмеримой, необъятной. Тайны моря ведомы лишь ему и автору, но опасность разлуки заставляет водную стихию взбунтоваться, открыться, потребовать возвращения небес; море свободно в выражении своих чувств, оно открыто и бурно протестует, борется за свой идеал.
У А. Пушкина образ моря встречается в нескольких лирических произведениях. Так, в стихотворении “Погасло дневное светило...”, написанном поэтом на корабле в начале южной ссылки, море также показано олицетворенным, но, в отличие от моря Жуковского, оно чуждо автору (“угрюмый океан” повторяется в стихотворении трижды). Однако есть и сходные черты: моря “изменчивы”, то есть опять же непостоянны, непредсказуемы. Поэт настолько погружен в свои мысли и предан печальным воспоминаниям, что он не концентрируется на образе моря, а только ощущает свою зависимость от воли морской бездны:

Лети, корабль, неси меня к пределам дальним
По грозной прихоти изменчивых морей...

Море решает судьбу автора, оно могуче и своевольно, оно подчиняет себе изгнанного поэта.
Наиболее ярко образ моря обрисован Пушкиным в элегии “К морю”. Здесь море для автора — безусловный символ свободы, стихотворение даже начинается с перифраза в обращении:

Прощай, свободная стихия!

Образ автора выступает наравне с образом моря, причем оба образа даны в развитии и взаимодействии друг с другом. Как и у Жуковского, у Пушкина много местоимений “ты”, и это подчеркивает близость моря и лирического героя как отдельных, самодостаточных и в то же время нужных друг другу личностей. История их отношений представлена во всем своем красочном развитии: сначала сильная привязанность (“Могучей страстью очарован, у берегов остался я”), разочарование (“О чем жалеть? <...> Один предмет в твоей пустыне мою бы душу поразил”) и разлука:

Прощай же, море! Не забуду
Твоей таинственной красы...

Море интересно автору и как хранилище истории, принявшее в свое лоно великих мира сего. В стихотворении появляется образ Наполеона, сосланного на остров Святой Елены; однако внимание поэта больше привлекает образ его творческого кумира периода увлечения романтизмом — выдающегося английского романтика Дж. Байрона. Имя в стихотворении не называется, но образ певца моря (“Шуми, взволнуйся непогодой: он был, о море, твой певец”) очерчен ярко и легко узнаваем. Английский поэт представляется автору близким морю, имеющим с ним много общего:

Он духом создан был твоим,
Как ты, могуч, глубок и значим...

Море — то, что роднит, сближает русского и английского поэтов, приближает Пушкина к его идеалу.
В то же время можно найти и множество черт, присущих морю Жуковского: мощь, глубина, неукротимость; главное же сходство — в осмыслении моря как символа свободы; у Жуковского как поэта раннего романтизма — менее яркого (море лишь свободно в выражении своих чувств). У Пушкина море — законченный образ-символ, а стихотворение “К морю” является одним из наиболее значимых в теме свободы и вольности.
Как выразился В. Белинский: “Без Жуковского мы не имели бы Пушкина”. Раннеромантические традиции лирики В. А. Жуковского нашли отражение в более сложном и многогранном творчестве А. С. Пушкина, ставшем, в свою очередь, неоценимым вкладом в развитие не только русской, но и мировой литературы.