Э, соколик, не тужи.

Л. Толстой

В романе Льва Николаевича Толстого большое внимание уделено образам крестьян. Это и Тихон Щербатый из отряда Денисова, и крепостные Болконских и Ростовых, жители деревень близ Бородина. Но особое место в романе занимает Платон Каратаев, солдат Апшеронского полка, с которым Пьер Безухов столкнулся в плену. Очень общительный, маленький, с певучей речью, этот человек для всех старается найти утешительное слово, помочь переносить тяготы плена. Из речей Платона становится понятно, что он любит жизнь во всех ее проявлениях, умеет приспособиться даже к суровым условиям плена. Ко всем он обращается ласково: “Э, соколик”. При первой встрече с Пьером Каратаев утешает его: “Не тужи, дружок: час терпеть, а век жить”.
Платон Каратаев не просто смирился с участью военнопленного, он приспособился к жизни в новых суровых условиях. Не стараясь противостоять злу, Каратаев не выказывает никакого протеста. Он спокойно приемлет все, что посылает ему судьба. “От сумы да от тюрьмы не отказывайся; рок головы ищет; наше счастье дружок, как вода в бредне: тянешь — надулась, а вытащишь — ничего нету. Так-то”,— говорит он Пьеру, убеждая его, что будущее не дано знать никому.
Каратаев — народный умелец. Он все мог делать “не очень хорошо, но и не дурно”. Вспоминать службу в армии Платон не любил, зато с удовольствием рассказывал о своей деревенской жизни. За порубку чужого леса его избили, осудили и отдали в солдаты. “Думали горе, ан радость!” Платон объяснил, что вместо брата Михаила, у которого пятеро детей, взяли его, Платона. В этом он видит удачу, так как сам не обременен семьей. Пассивность Платона Каратаева не означает его безразличия к добру и злу. Ему тяжело видеть, как жестоко французы расправляются с оставшимися жителями Москвы, разоряют город. “Москва она городам мать. Как не скучать на это смотреть”.
Отсутствие открытого протеста у Платона Каратаева объясняется тем, что он свято верит в торжество добра и справедливости. Его настроения и взгляды отражают психологию патриархального крестьянства, не умеющего постоять за себя, мирившегося с вековой зависимостью от бар и помещиков.
Близок Платону Каратаеву по своей жизненной позиции Савельич, крепостной слуга в доме Пьера Безухова. На вопрос Пьера, хочет ли Савельич воли, тот отвечает, что век при господах жил и дети проживут, “за такими господами жить можно”.
Крепостное право, довлея над крестьянами, убивало в них активность, веру в собственные силы. Вековой гнет порождал духовное рабство. Толстой здесь выступает как непримиримый противник рабства, крепостного строя.
Личность Каратаева, его образ мыслей остался для Пьера самым дорогим воспоминанием, так как в тяжелых условиях плена между ними возникло подлинное людское братство. Знакомство с Каратаевым не помешало, а усилило стремление Пьера найти пути борьбы со злом.
На изображении и оценке Каратаева сказалось отношение писателя к крепостному крестьянству. Противопоставляя безнравственных и паразитирующих на крестьянской жизни дворян, Толстой не видел слабых сторон патриархального крестьянства, порожденных крепостным гнетом.
Мне же больше нравится Тихон Щербатый, умеющий воевать с врагами России. Будущее за такими, как он.