Александр Блок много писал о любви, писал как-то по-особенному, светло и грустно. Радость и печаль соединились в его любовной лирике, видимо, потому, что идеал утонченной и возвышенной, гордой и доверчивой, прекрасной и нежной женщины не находил своего земного воплощения.

Блок сначала был сильно увлечен своей будущей женой Любовью Дмитриевной Менделеевой, которой посвятил цикл «Стихи о Прекрасной Даме». По словам К.И. Чуковского, если внимательно вчитаться в эту книгу, то увидишь, что «это подлинная повесть о том, как один подросток столь восторженно влюбился в соседку, что создал из нее Лучезарную Деву и весь ее окружающий пейзаж преобразил в неземные селения. Это было то самое, что сделал Данте с дочерью соседа Партинари». Все стихи сборника проникнуты жаждой «в земном увидеть неземное» (В. Брюсов). Сугубо личное переживание переплавляется здесь во вселенское, в мистерию с грядущим схождением на землю Вечной Женственности.

Шесть лет Блок писал об одной женщине, посвятил ей 687 стихотворений. В 1903 году поэт обвенчался с Любовью Дмитриевной – и прекратился лирический дневник, обращенный к Прекрасной Даме. В поэтический мир Блока входят новые темы, новые образы. Поэт живописует язвы «страшного мира», выражает сочувствие угнетенным и осуждает «сытых». Так появляются циклы стихов «Страшный мир», «Возмездие», «Ямбы».

В цикле «Возмездие», в котором поэт пророчит скорый суд и расплату обществу, сковавшему, поработившему и «заморозившему» человека, публикуется ставшее знаменитым «О доблестях, о подвигах, о славе…» (1908 г.). Cтихотворение написано в особой манере и заметно отличается по стилю и тематике от других стихотворений цикла «Возмездие».

Читая это небольшое произведение, я сразу вспомнил о Прекрасной Даме, о той нереальной женщине, возлюбленной, мечте, с которой недавно расстался поэт:

Но час настал, и ты ушла из дому,
Я бросил в ночь заветное кольцо.
Ты отдала свою судьбу другому,
И я забыл прекрасное лицо…

Да, это Она – Древняя Дева, Заря, Купина, Незнакомка, Вечная жена, Прекрасная Дама, которая, «завернувшись в синий плащ печально», покидает поэта и удаляется в воспоминания, в прошлое, в мир юности и мечты. Поэт остается в одиночестве, грустен и слаб:

Я звал тебя, но ты не оглянулась,
Я слезы лил, но ты не снизошла…

Слова звучат взволнованно и громко, боль расставания сжимает трепетное сердце, перехватывает дыхание. Но герой уже не в силах что-либо вернуть назад.

Стихотворение логически делится на три части: уход любимой, горестная жизнь без надежды и света, смирение перед судьбой.

Основная мысль произведения – тягостное расставание с сокровенными мечтами юности. Сначала грустное и горькое воспоминание о ней, затем щемящее сердце сознание утраты и, наконец, апатия и безразличие к суетному будущему, которое уже не манит своей таинственностью и новизной. Автор использует прием обрамления, повторяя в первой и последней строфах мотив забытого портрета.

Его лирический герой убирает со стола в знак приятия жизни такой, какая она есть.

В этом блоковском стихотворении нечасто, но все же встречаются различные тропы, которые помогают нам увидеть новые черты и грани воображаемого, глубже понять смысл (метафора «летели дни, крутясь проклятым роем», эпитеты: «заветное», «горестная земля»).

Блок невероятно точен в передаче смыслового оттенка слова:

Я слезы лили, но ты не снизошла…

Не «вернулась», не «появилась», а именно «снизошла», это не оставляет сомнения в том, что речь идет о Богине, об Ангеле в женском обличии. Или еще:

Когда твое лицо в простой оправе
Передо мной сияло на столе…

Лицо «сияло», как лик святой. Поэт постоянно подчеркивает неземное происхождение великого дара любви.

Произведение написано любимым стихотворным размером Блока – ямбом, с использованием спондея. Рифма перекрестная. Строфа представляет собой четверостишие с чередованием женской и мужской рифмовки.

Стихотворение звучит напевно, мелодично и очень взволнованно. От строфы к строфе растет эмоциональное напряжение. Поэт использует много мягких сонорных звуков [л], [м], [н], но когда хочет выразить возмущение и гнев, увеличивает число звуков [р], что придает строке твердость:

Летели дни, крутясь проклятым роем…
Вино и страсть терзали жизнь мою…

Кульминация стихотворения – четвертая строфа. После нее напряжение спадает, ритм замедляется. Кажется, будто поэт уходит, оглядывается в последний раз на тот стол, где стоял заветный портрет, и закрывает за собой дверь.

Можно множество раз перечитывать стихотворение, чтобы погрузиться в завораживающий мир блоковской поэзии. Удивительно точные слова подбирает поэт, дабы выразить глубину своих чувств, чистых, бескорыстных, ничего не требующих взамен. Его строки берут за душу, делая нас не свидетелями, а соучастниками переживаний:

Не знаю, где приют своей гордыне
Ты, милая, ты, нежная, нашла…
Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
В котором ты в сырую ночь ушла…