Тема семьи в одном из произведений русской литературы.

Уважением хотят закрыть пустоту,
где нет любви
Из романа «Анна
Каренина»

До деталей вспоминаю фильм «Анна Каренина» по одноименному роману Л.Н. Толстого. В главной роли Татьяна Самойлова.
Ее интерпретирование судьбы Анна мне не понравилось, да и внешность не та.
Перечитываю роман. Теперь более чем раньше, обращаю внимание на чувства героев, их взаимоотношения.
Роман посвящен «мысли семейной» и утверждению автора: «разумное и нравст-венное совпадают».
Вместе с тем не случайно писатель при жизни не разрешал сценировать «Анну…», мотивируя тем, что при любой, даже
самой талантливой игре актрисы, это будет не Анна, а «неверная жена», падшая женщина.
Мир произведений Толстого также обширен, как сама жизнь. Одновременно он мог воплощать и «мысль народную» («Война
и мир»), и мысль семейную («Анна Ка-ренина»), и судопроизводство («Воскресенье»), и многое другое. Именно поэтому,
ос-тавив исторические замыслы, в 1873 году он обратился к современности, сделал пер-вые наброски к роману, завершил же
работу только через четыре года. Почему? Ведь такому таланту нет границ и препятствий.
Толстой с большой ответственностью отнесся к проблемам любви, уважения, се-мьи, материнства и стремился придать им
новое звучание.
Как тревожны уже первые строчки романа: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастна по-своему».
Рассуждения настораживают: неужели в жизни больше несчастья? А если – счастье, то обязательно через страдания? Автор к
Анне – это же чувствуешь – относится с симпатией. Она, красивая, живая, истоми-лась, живя с пожилым, нелюбимым мужем. Он
становится уже ненавистным. (Даже уши, уши – то… Как не приятны). И брачный союз не пожеланию – ее выдали за бо-гатого,
пожилого. И вот встреча на вокзале с Вронским. Какая встреча! Разве можно пройти мимо такой женщины, разве можно не
заметить такую яркую, притягатель-ную силу? (На железной же дороге произойдет и трагедия, на которую отчается Анна,
убедившись в том, что любовь утрачена). Уважение? Нет, ей нужна только любовь. Как она страдает! А ведь у нее есть все:
красивые плечи, умение со вкусом одевать-ся, роскошные волосы (особенно манящим кажется выбивающийся из прически ло-кон)
– такая красавица имеет право быть любимой.
Анна попадает в мир лишенный чуткости и теплоты. Все чопорно в стиле свет-ских манер, но бездушно, безрадостно.
Вот так судьба! Зачем наряды, зачем красота, если задыхаешься в атмосфере лицемерия и лжи.
Полюбив молодого, статного Вронского, Анна была счастлива, но ненадолго. Она начинает понимать, что не имеет
морального права так поступать: она жена крупно-го государственного чиновника, он ею скомпрометирован в свете.
Сереженька, лю-бимый сын, лишен материнского внимания, ласки. Счастье любви омрачается чув-ством трагической
обреченности. Наступает и конфликт со светским обществом, ко-торое поощряет тайные измены, чтобы было о чем посудачить,
но не прощает от-крытую, никем не защищенную любовь (в том числе и любимым). Ей нельзя быть в свете с Вронским, нельзя
юридически упорядочить свои отношения с ним, так как муж не дает согласия на развод, ей запрещено видеться с сыном, И в
завершении - обман Вронского.
Боже! Что же дальше? Угасает живое чувство Анны – она ни в ком не находит по-нимания и сострадания. Такое чувство
разрушительно и обречено. В народе говорят: «ворованная любовь», «на чужом горе счастье не построишь».
И автор утверждает: любовь Анны безрассудна, потому что она не свободна от об-стоятельств и строилась на зыбкой
почве. «Горе ее было тем сильнее, что оно было одиноко… Она знала, что никогда он (Вронский) не будет в силах понять
всей глу-бины ее страданья; она знала, что за его холодный тон при упоминании об этом (о сыне) она возненавидит его…»
И задаешься вопросом: способна ли Анна на порядочность, не падшая ли она женщина? Нет! Анна уважает в муже отца
Сережи, а в полубреду, на пороге смерти, чувствует, что где-то в глубине души еще теплится сочувствие к Каренину.
Всем содержанием романа Толстой доказывает великую правду евангельского за-вета о таинстве брака, о святости
брачных уз: безлюбовная семья влечет за собой нравственное возмездие. Вот почему в любви к Вронскому Анна испытывает
непро-стительность своего счастья, невозможности духовного единения с любимым.
Толстой осуждает Анну за ее эгоизм (она не хочет больше иметь детей: ведь про-сил же ее об этом Вронский), но
утверждает право на взаимную любовь – основу се-мейного счастья. Для него (семейного счастья) мало уважения. Толстой
заканчивает роман утверждением: «Уважением хотят закрыть пустоту, где нет любви. Уважение выдумали для того, чтобы
скрыть пустое место, где должна быть любовь». По Тол-стому разумное и нравственное должны совпадать.