ЕВГЕНИЙ
БАЗАРОВ И ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ КИРСАНОВ В ИДЕЙНОМ
СПОРЕ “ОТЦОВ И ДЕТЕЙ”



(по роману И.С.
Тургенева “Отцы и дети”)


И.С.
Тургенев... С его именем связаны прекрасные
произведения: “Накануне”, “Рудин”, “Ася”.
С раннего детства Иван Сергеевич
присутствовал в нашей жизни. Его
произведение “Бежин луг” заставило
полюбить и помогло лучше понять природу
средней полосы России. О творчестве И.С.
Тургенева, как и о стихотворениях С. Есенина,
можно сказать: “Это все о России” (А. Блок).


Обширные
поля, леса, старые, забытые где-то в глуши
деревни, в которых — люди, неразрывно
связанные с природой, олицетворяют истинно
русское, светлое и чистое общение человека
с природой... Все это видишь, когда читаешь
Тургенева. Увидел это и я, читая роман “Отцы
и дети”. Отцы и дети... Эти два слова: в споре
— часто исключающие друг друга, в жизни —
находящиеся в неразрывной связи. Эта тема близка любому поколению, как близка тема
старого и нового, отжившего и
зарождающегося. Именно поэтому роман “Отцы
и дети” мне так близок и понятен.


В центре
внимания писателя — конфликт между
Евгением Васильевичем Базаровым и Павлом
Петровичем Кирсановым.


Евгений
Базаров предстает перед нами не очень
учтивым, не поддающимся на разного рода
лесть и похвалу человеком. Он сразу
чувствует характер собеседника.
Представился он просто: “Евгений Васильев”,
— и сразу услышал в ответ: “...любезный
Евгений Васильевич...” От таких слов лицо
Базарова передернулось. Ах, как любят у нас
лицемерить! Внешность Евгения лишь
подчеркивает его характер. “Длинное и
худое, с широким лбом лицо... выражало
самоуверенность и ум”. И вот перед
Базаровым предстает Павел Петрович: “Лицо
его, желчное, но без морщин, необыкновенно
правильное и чистое”. Кажется, будто он всю
свою жизнь только и занимался тем, что
следил за своей красотой и элегантностью. О
его жизни в молодости мы узнаем только, что

он имел
огромный успех у дам, а с одной из них у него
был роман. Не правда ли, как это напоминает
Печорина, ведь у него тоже белье было
прилежно выстирано, и всех он поражал своей
красотой и опрятностью. Но вернемся к
героям Тургенева. Узнав, что Базаров —
нигилист, Павел Петрович почувствовал в нем
заклятого врага. Кирсанов пытался доказать
Базарову, что тот не прав, что нельзя
отрицать все, что будущее России за
аристократами
.
Евгений отрицает даже искусство. И на
первый взгляд кажется, что он вообще далек
от того, что олицетворяли лучшие
представители демократии России, будучи
личностями очень образованными и любящими
истинное искусство. Но в следующей фразе
Базаров развеял
наши
сомнения: “Искусство наживать деньги?..”
Становится ясно, что Базаров имеет свою
точку зрения на общепринятые нормы, часто
отрицая их: “Мы действуем в силу того, что
мы признаем полезным. В теперешнее время
полезнее всего отрицание — мы отрицаем”, —

говорит
Евгений. Я безоговорочно соглашаюсь с ним. В
патриархальной России нужно было отрицать
все, чтобы изменить жизнь к лучшему: “...не
только искусство, поэзию, но и...страшно
вымолвить...” Нельзя утверждать, что у Павла
Петровича нет принципов: “...но я не роняю
себя, я уважаю в себе человека”. Базаров
мгновенно парирует: “...вы вот уважаете-то
себя и сидите сложа руки; какая ж от этого
польза?..” Павел Петрович не может понять,
как можно все разрушать, “ведь надобно же и
строить”. — “Это уже не наше дело... Сперва
нужно место расчистить”, — отвечает
Евгений. Мы прекрасно понимаем, что в этих
спорах побеждает Базаров, ведь время “взрослых
Печориных”, представителем которых
является Павел Петрович, прошло. “Новые
люди” в лице Базарова являются будущими
хозяевами мира.


Обсуждение
проблемы устройства общества продолжается
и в разговоре Евгения с Анной Сергеевной
Одинцовой. Эти люди близки по духу, они
сразу проявили интерес друг к другу.
Базаров увлекался только естественными
науками, и лишь в этом, может быть,
проявлялась его ограниченность. Он считал,
что люди одинаковы, как “деревья в лесу”.
Беседуя с Анной Сергеевной, Евгений открыл
для себя много нового и полюбил ее. После их
встречи он говорит: “Может быть, точно,
всякий человек — загадка”.


Одержав
победу в идейном споре, в конце романа
Базаров умирает, умирает героически,
достойно.


Смерть...
Сколько людей ушло из жизни, так и не
достигнув тех целей, которые они ставили
перед собой в молодости: Грибоедов, Пушкин,
Лермонтов, Белинский... Какая это утрата для
всей русской культуры! Но они ушли для того,
чтобы никогда не погибла Россия:


Кто служа
великим целям века,


Жизнь свою
всецело отдает


На борьбу
за брата-человека,


Только тот
себя переживет.


Тургенев после выхода романа в свет писал: “Мне
мечталась фигура сумрачная, дикая, большая...
сильная, злобная, честная — и все-таки
обреченная на гибель, потому что она все-таки
стоит в преддверии будущего”. Лучше
Тургенева не скажешь. Могу лишь добавить,
что автор очень любил своего героя, но, по-моему,
не верил в будущее нигилистов, так как они
ему были глубоко чужды. На мой взгляд,
Тургенев ставил цель показать
несостоятельность существующих
общественных отношений в России и для
большей убедительности противопоставил “отцов”
нигилистам. Что ж, по-моему, ему это
великолепно удалось! И я совсем не согласен
с мнением Герцена о том, что Базаров —
сверхотрицательный герой, а Тургенев —
истинный нигилист, бросивший в Базарова “первый
камень”.


Где же
самое правильное определение этой
величайшей личности? Мне кажется, что в нем
самом. Евгений Базаров не идеал, но истинной
ценности героя не стоит умалять. Нашему
поколению особенно близок его характер и
его несогласие со всем, что, казалось бы, не
должно вызывать никаких возражений. Я
искренне полюбил Базарова, и смерть его
заставила меня еще раз переосмыслить роман.
Я еще раз с большей силой убедился, что
Евгений не напрасно прожил свою столь
короткую жизнь, ведь старинная мудрость
гласит: “Кто стойко и упорно отстаивает
свое право, в конце концов получит его”.