МОЕ
ОТНОШЕНИЕ К БАЗАРОВУ



(по роману И.С.
Тургенева “Отцы и дети”)


Роман
Тургенева появился в печати в те годы, когда
на смену старому жизненному укладу стали
приходить новые веяния, когда в среде
российской молодежи, не удовлетворенной
жизненными установками “отцов”, назрела
переоценка ценностей. Наконец, когда в
литературу на смену герою прошлых лет,
дворянину, пришел герой-разночинец.


Роман
начинается с того, что в имение Кирсановых
вместе с сыном Николая Петровича, Аркадием,
приезжает его друг, Евгений Базаров. Его
необычная внешность (балахон, бакенбарды),
“развязная” манера держаться
настораживают обитателей поместья. А когда
Базаров заявляет, что он — нигилист,
скрытая неприязнь переходит со стороны
старшего брата, Павла Петровича Кирсанова,
в
открытое
противостояние. Так завязывается конфликт
в романе.


С легкой
руки “демократической” критики (Писарев)
принято считать, что основная расстановка
сил романа отражена именно в
противостоянии Базарова и Павла Петровича,
так как они ведут полемику на различные
темы. Однако, как нетрудно заметить, Павел
Петрович оказывается несостоятельным
оппонентом Базарову. Все слова Павла
Петровича — лишь “слова”, так как не
подкреплены никаким действием, так что
упрек относительно безделья, брошенный
Базаровым Павлу Петровичу, безусловно,
справедлив.


Убеждений,
как справедливо отмечает Писарев, у Павла
Петровича нет, в качестве убеждений он
пытается “протащить” принципы, причем
принципы, понятые на свой манер. Все “принципы”
Павла Петровича сводятся к соблюдению
внешних приличий. А также к усилиям,
направленным на то, чтобы считаться джентль-.
меном. Форма без содержания — вот суть
Павла Петровича. Таким образом, Павел
Петрович оказывается совершенно
несостоятельным оппонентом Базарову.
Однако, как известно, противоположности
сходятся. Несмотря на внешнее
противостояние, Базаров и Павел Петрович
очень похожи. Кирсанов, по существу, такой
же


доктринер,
как и Базаров. Павла Петровича во всем
интересует лишь внешняя сторона вещей — он
толкует о Шиллере, о Гете, хотя вряд ли
удосужился их прочесть, его суждения
самонадеянны и поверхностны. Но то же самое
можно сказать о Базарове! То же пристрастие
к “внешним эффектам”, та же “неорганичность”
с окружающим его миром.


Всем
содержанием романа Тургенев показывает,
что на отрицании нельзя построить
абсолютно ничего, в том числе и философии.
Сама жизнь неизбежно опровергнет ее, потому
что суть жизни состоит в утверждении, а не в
отрицании.


Настоящий
оппонент вождю нигилистов (а также “уездному
джентльмену”) — Николай Петрович Кирсанов,
хотя он не вступает в словесные баталии с
Базаровым. Все его мироощущение, лишенное
внешней вычурности поведение, но вместе с
тем душевная широта, противостоят
всеотрицанию нигилистов. Николай Петрович
мог бы поспорить с Базаровым, но он
прекрасно понимает, что его аргументы не
будут убедительны ни для Базарова, ни для
брата.


Показывая
изначальную порочность базаровских идей,
Тургенев вводит в ткань повествования еще
двух персонажей — Ситни-кова и Кукшину. Не
случайно после смерти Базарова у него не
остается больше никаких последователей. На
бесплодной почве нигилизма вырастают
только такие пародии на людей, как Кук-шина
и Ситников.


Однако
Базаров — не Кукшина и не Ситников. Он
сильная личность. Его личность способна к
саморазвитию, и именно этим он интересен
Тургеневу. Весь путь Базарова, описанный в
романе, — это опровержение его идей.
Базаров отрицает искусство, поэзию,
поскольку не видит в них никакого проку.
Именно Базаров высмеивает игру Николая
Петровича на виолончели, осуждает Аркадия
за восхищение красотами природы. Он не в
состоянии понять всего этого.


Однако для
него еще не все потеряно, и это проявляется
в его любви к Одинцовой. Базаров
оказывается человеком, а не бездушной
машиной, которая способна лишь ставить
опыты и резать лягушек. Убеждения Базарова
вступают в трагическое противоречие с его
человеческой сущностью. Отказаться от
своих убеждений он не может, но не может и
задушить в себе человека. Для Базарова нет
выхода из создавшегося положения, и именно
поэтому он умирает.


Смерть
Базарова — это смерть его идей. Перед лицом
неизбежной гибели Базаров отметает все
второстепенное, чтобы оставить

самое
главное. И этим главным оказывается то
человеческое, что в нем есть — любовь к
Одинцовой. Примечательно, что и оппонента-двойника,
Павла Петровича, Тургенев проводит тем же
путем — поставив на грань жизни и смерти (дуэль
с Базаровым), заставляет отбросить все
догмы, “принсипы” и оставить человеческое,
истинное — любовь к брату, Фенечке,
стремление что-то сделать для других.


Тургенев на
каждом шагу опровергает суждения и
Базарова, и Павла Петровича. Базаров
заявляет, что “природа — не храм, а
мастерская”, и тут же следует великолепный
пейзаж. Картины природы, которыми насыщен
роман, подспудно убеждают читателя в
совершенно обратном. Оказывается, что
Пушкин и игра на виолончели в абсолютном
измерении гораздо важнее всей полезной
деятельности Базарова и аристократических
принципов Павла Петровича.


В последней
сцене — описании сельского кладбища и
родителей, приходящих на могилу сына, —
вечная природа, на спокойствие которой
посягал Базаров, дает “нигилисту”
последнее успокоение. Все второстепенное,
что придумал человек, остается в стороне.
Только природа, которую Базаров хотел
превратить в мастерскую, да родители,
подарившие ему жизнь, окружают его.


Итак,
внутренней эволюцией главного героя
Тургенев показывает несостоятельность и
изначальную порочность идей нигилизма,
доказывает, что на бесплодной почве
отрицания не может вырасти ничего
позитивного. И, приводя своего героя к
общечеловеческим ценностям, утверждает
главенство гуманистических идей в жизни
любого человека.