МОЕ
ОТНОШЕНИЕ К БАЗАРОВУ



(по роману И.С.
Тургенева “Отцы и дети”)


Евгений
Базаров — моя противоположность. В его
характере было, казалось, многое из того, за
что можно уважать человека и чем
восхищаться в литературном герое: ум,
самобытность, физическая сила, уверенность
в себе, огромная работоспособность. Этот
нигилист в споре побивает аристократа
Павла Петровича Кирсанова, умеет заставить
других слушать себя, уважать свою точку
зрения. В чем же дело, почему он так
неприятен мне? И только потом я ясно поняла,
что отталкивает меня в этом тургеневском
герое: эгоизм и самолюбие, отсутствие
жалости и доброты к другим.


Евгений
Базаров не похож на других известных мне
литературных героев, созданных писателями
XIX
века.
Онегина и Печорина я не могу поставить
рядом с ним. Пожалуй, только герои
Чернышевского Лопухов и Кирсанов отчасти
напоминают нигилистов, но даже они и “мрачное
чудовище” Рахметов кажутся мне более
человечными.


Не похож
Базаров и на других тургеневских
персонажей. Писатель сам признает этот факт.
С Рудиным, Инсаровым героя “Отцов и детей”
не сравнить.


Личность
Базарова замыкается в самом себе, потому
что вне ее и вокруг нее почти вовсе нет
родственных элементов.


Он не
способен поддерживать отношений с женщиной;
его искренняя и цельная натура не поддается
компромиссам и не делает уступок; он не
покупает расположение женщины известными
обязательствами. Но умные женщины у нас
обыкновенно бывают осторожны и расчетливы...
Словом, для Базарова нет женщин, способных
вызвать в нем серьезное чувство и со своей
стороны горячо на него ответить.


“Мужчина
должен быть свиреп”, — отвечает Базаров в
разговоре с Кирсановым. И он весь в этом.
Тургенев неоднократно подчеркивает в нем
неудержимую, грубую, резкую натуру. Даже
любовь, страсть в нем бьется “сильная и
тяжелая”, похожая на злобу, а может быть,
родственная злобе. Недаром даже Одинцовой
он внушает вместе с уважением страх.
Родился ли Евгений Базаров с такой сильной
натурой, склонной повелевать людьми,
держать их в нравственном подчинении,
принимать их услуги, словно делая им
одолжение, или же сказалось то, что он “самоломанный”,
всего достигал сам? Но, как бы то ни было, это
сын военного лекаря — личность очень
сильная и незаурядная по всем статьям.
Базаров признает только то, что можно
ощупать руками, увидеть глазами, положить
на язык, словом, только то, что можно
освидетельствовать одним из пяти чувств.
Все остальные человеческие чувства он
сводит к деятельности нервной системы;
вследствие этого наслаждение красотами
природы, музыкой, живописью, поэзией,
любовью женщины вовсе не кажутся ему выше и
чище наслаждения сытным обедом или
бутылкою хорошего вина... Базаров
основательно знает естественные и
медицинские науки; с их помощью он выбил из
головы всякие предрассудки; но в то же время
он остался человеком крайне необразованным:
слыхал кое-что о поэзии, кое-что об
искусстве, не потрудился подумать и сплеча
произнес приговор над незнакомыми ему
предметами.


Тургенев
показывает, что Базаров — демократ,
разночинец, человек труда, чужд
аристократическому этикету и условностям.


В чем его
сила? В том, что он представитель нового
времени. Аристократы, наподобие Павла
Петровича, отжили свое. Нужны были новые
люди и новые идеи. Евгений Базаров на
протяжении всего романа и являет нам эту
новую идею. Если внимательно вглядеться, то
можно уловить и сходство между тем временем,
что описывает Тургенев, и нашим. Сегодня
старые идеи, а вместе с ними и руководители
коммунистической партии ушли в прошлое.
Нужно проводить реформы, вытаскивать
страну из болота. О том, как это делать, и
идут бесконечные споры.


Главное
место в романе занимают сцены споров. Герои
Тургенева раскрывают свое мировоззрение в
прямых высказываниях, в столкновениях со
своими идейными противниками. Базаров —
натура независимая, не склоняющаяся ни
перед какими аристократами, а подвергающая
суду мысли.


В чем
слабость Базарова? На мой взгляд, главная
его слабость в том, что он только отрицает,
он не несет ничего положительного. А как
людям жить одним отрицанием? Сегодня тоже
можно встретить людей, которые отлично
критикуют старое, прекрасно доказывают, что
очень много надо менять, но ничего путного
предложить, а тем более сделать, не могут. А
Евгений Базаров присвоил себе “титул”
нигилиста и все отрицает: религию, науку,
семью, нравственность.
Особенно
жутко становится, когда вдумываешься, что
он ведь отрицает и такие вещи, как искусство,
любовь. Разумеется, жизнь богаче его идей, и
сам же “теоретик” влюбляется “глупо,
безумно”. Пока Евгений Базаров рассуждает
об этом в столовой Кирсановых или в
гостиной Одинцовой, это его дело, его
причуда. Но если он придет к власти? А именно
такие к ней и рвутся... Тургенев испытывает
Базарова сначала любовью, затем и смертью. И
если любовь к Одинцовой, женщине умной,
гордой, сильной, под стать самому Базарову,
побеждает принципы нигилизма, то в
предсмертной сцене Базаров верит своим
идеалам до конца, он не сломлен, гордо
смотрит смерти в глаза.


“Умереть
так, как умер Базаров, — все равно, что
сделать великий подвиг”. Рассудочность
Базарова была в нем простительной и
понятной крайностью: эта крайность,
заставлявшая его мудрить над собою и ломать
себя, исчезла бы от действия времени и жизни;
она исчезла с приближением смерти. Он
сделался человеком вместо того, чтобы быть
воплощением теории нигилизма, и он выразил
желание видеть любимую женщину. Базаров
должен был умереть, чтобы остаться
Базаровым. Может быть, кому-то такие герои и
нравятся. Но для меня садовод,
возделывающий свой маленький садик;
неграмотная старушка, присматривающая за
малышами, гораздо
более
“герои”, чем Базаров. Ведь они в меру своих
сил созидают, а он только разрушает. Как же
это ломать, не зная даже почему? Павел
Петрович не может этого понять. И ему
отвечает “молодой ученик” Базарова
Аркадий: “Мы ломаем, потому что мы сила”. А
сила
,
по его мнению, не дает отчета. Мне очень бы
не хотелось, чтобы на смену старым
правителям пришли новые, которые считают
главным своим долгом только “место
расчистить”, а не строить новое. Ведь на
этом месте мы с вами живем... И мне нечего
добавить к мысли Павла Петровича о том, что
последний музыкант, которому дают за вечер
пять копеек, полезней таких, как Базаров,
потому что он представитель цивилизации, а
не грубой монгольской силы. Изучая
литературу первой половины
XIX
века, мы
говорим об особых литературных героях — “лишних
людях”: Онегине, Печорине. К ним, как
известно, относят и тургеневского Рудина.
Но если подумать, то и Базаров относится к
этому же “разряду”. Ведь, кроме разрушения,
у него нет больше никакого дела...


Я считаю,
что сколько бы ни было критических статей
по поводу героя “Отцов и детей”, и как бы ни
трактовался образ героя своего времени,
Евгения Базарова, лучше всего сказал о
своем “самом любимом детище” сам автор: “Я
хотел сделать из него лицо трагическое...
Мне мечталась фигура сумрачная, дикая,
большая, наполовину выросшая из почвы,
сильная, злобная, честная — и все-таки
обреченная на гибель, потому что она все-таки
стоит в преддверии будущего”.