По роману И.С. Тургенева "Отцы и дети".
Павел Петрович Кирсанов и Евгений Базаров.

Роман раскрывает жестокий и сложный процесс ломки прежних, устоявшихся социальных отношений. Этот процесс предстал в романе как разрушительная стихия, меняющая привычные течения жизни. Тургенев так строит роман, что Базаров - нигилист и Павел Кирсанов все время находятся в центре внимания.
Современники Тургенева остро среагировали на появление произведения. Реакционная печать обвинила писателя в заискивании перед молодежью, демократическая – упрекала автора в клевете на молодое поколение. Однако роман "Отцы и дети" имел бешеный успех в российских литературных кругах.
Для того, чтобы осознать конфликт романа во всей его полноте, следует понять все оттенки разногласий Евгения Базарова и Павла Петровича.
"Кто есть Базаров?" – спрашивают Кирсановы и слышат ответ Аркадия: "Нигилист". По мнению Павла Петровича, нигилисты попросту ничего не признают и ничего не уважают. Взгляды нигилиста Базарова можно определить, только выяснив его позицию. Вопрос, что признавать, на чем, на каких основания строить свои убеждения, - чрезвычайно важен для Павла Петровича. Вот что представляют собой принципы Павла Кирсанова: право на ведущее положение в обществе аристократы завоевали не происхождением, а нравственными достоинствами и делами ("Аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее"), то есть нравственные нормы, выбранные аристократами, - опора человеческой личности. Без принципов могут жить лишь безнравственные люди. Прочитав, высказывания Базарова о бесполезности громких слов. мы видим, что "принципы" Павла Петровича никак не соотносятся с его деятельностью на благо общества, а Базаров принимает только то, что полезно ( "Мне скажут дело – я соглашусь. В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем"). Евгений отрицает и государственный строй, что приводит Павла Петровича в замешательство (он "побледнел").
Отношение к народу у обоих героев разное. Павлу Петровичу религиозность народа, жизнь по заведенным дедами порядкам кажутся исконными и ценными чертами народной жизни, умиляют его. Базарову же эти качества ненавистны: "Народ полагает, что, когда гром гремит, это Илья–пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне согласиться с ним?". Одно и то же явление и называется по-разному, и по-разному оценивается его роль в жизни народа. Павел Петрович: "Он (народ) не может жить без веры." Базаров: "Грубейшее суеверие его душит".
Просматриваются разногласия представителей двух поколений и в отношении к искусству, природе. С точки зрения Базарова, "читать Пушкина – потерянное время, заниматься музыкой смешно, наслаждаться природою – нелепо". Павел Кирсанов, напротив, любит природу, музыку. Максимализм Базарова, полагающего, что можно и нужно во всем опираться только на свой собственный опыт и собственные ощущения, приводит к отрицанию искусства, поскольку искусство как раз и представляет собой обобщение и художественное осмысление чужого опыта. Искусство ( и литература, и живопись, и музыка) размягчает душу. отвлекает от дела. Все это "романтизм", "чепуха". Базарову, для которого главной фигурой времени был русский мужик, задавленный нищетой, "грубейшими суевериями", казалось кощунственным "толковать" об искусстве, "бессознательном творчестве", когда "дело идет о хлебе насущном".
Итак, в романе Тургенева "Отцы и дети" столкнулись два сильных, ярких характера. По своим взглядам, убеждениям Павел Петрович предстал перед нами как представитель "сковывающей, леденящей силы прошедшего", а Евгений Базаров – как часть "разрушительной, освобождающей силы настоящего".