Чужой для всех,
Со всеми в мире —
Таков, поэт.
Твой жребий в мире!

А. Фет

Биография поэта — это прежде всего его стихи. Это в полной мере относится и к Афанасию Афанасьевичу Фету. По его стихам можно судить не только о привязанностях и друзьях поэта, но и о малейших нюансах его чувств, мыслей, переживаний.
В своем творчестве Афанасий Афанасьевич большое внимание уделяет теме назначения поэта и поэзии в жизни. Его муза-вдохновительница — прекрасная молодая женщина, зовущая в прекрасный, волшебный мир, где царят любовь, добро, красота и гармония.

Пошли, небесная, ночам моим бессонным
Еще блаженных снов и славы и любви
И нежным именем, едва произнесенным.
Мой труд задумчивый опять благослови.


Поэзия не только украшает нашу жизнь, она воспитывает высокие и прекрасные порывы души, зовет к благородным свершениям.

О нет! Под дымкою ревнивой покрывала
Мне музу молодость иную указала...


Муза Фета сродни пушкинской молодой красавице, вдохновляющей поэта на создание прекрасных стихов. Афанасий Афанасьевич великий импровизатор, ему нравится в стихах единство формы и содержания, та гармония, которая так присуща природе. Он видит свою роль в том, чтобы запечатлеть и передать читателям малейшие оттенки настроения, внутреннего состояния природы. Он видит ее внутренним взором, чувствует ее малейшие нюансы: запахи и звуки, шорохи и тени.

Как первый золотистый луч
Меж белых гор и сизых туч
Скользит уступами вершин
На темя башен и руин.


Поэт для Фета — это не просто человек, способный рифмовать слова и сладкозвучно петь о красоте мира ради собственной выгоды. Поэт, подобно орлу, возносится к облакам, обозревая оттуда землю. Только поднявшись над повседневностью, утверждает Фет, можно ощутить истинную свободу, без которой невозможно творить настоящему поэту.

Пришла и села. Счастлив и тревожен,
Ласкательный твой повторяю стих;
И если дар мой пред тобой ничтожен,
То ревностью не ниже я других.
Заботливо храня твою свободу.
Непосвященных я к тебе не звал,
И рабскому их буйству я в угоду
Твоих речей не осквернял.


Афанасий Афанасьевич — тонкий лирик, смелый до дерзости в своих поэтических порывах и озарениях, поэт, радостно воспевающий красоту природы и человеческих чувств, красоту мира.

Пленительные сны лелея наяву,
Своей божественною властью
Я к наслаждению высокому зову
И к человеческому счастью.


Поклонник Пушкина и Тютчева, Фет никогда никому не подражал. Он нашел свой неповторимый стиль, который не сразу был признан современниками, но поэт никогда не шел на поводу толпы, в угоду ей не отступался от своих идеалов, истин... Оттого, вероятно, он так любим потомками.

Ожесточенному и черствому душой
Пусть эта радость незнакома.
Зачем же лиру бьешь ребяческой рукой,
Что не труба она погрома?
К чему противиться природе и судьбе?
На землю сносят эти звуки
Не бурю страстную, не вызовы к борьбе,
А исцеление от муки.


Фета обвиняли в нарушении канонов стихосложения, даже в несоблюдении правил грамматики, но это был его стиль, который со временем завоевал право на существование. Мы представить себе не можем русской литературы без его “Я пришел к тебе с приветом” или “Шепот, робкое дыханье...”, а когда-то эти стихотворения вызывали горячую полемику между сторонниками и противниками поэта. Но вот кого не было среди читателей Фета, так это равнодушных. Действительно, кого могут оставить спокойными эти строки:

Тоскливый сон прервать единым звуком.
Упиться вдруг неведомым, родным.
Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам.
Чужое вмиг почувствовать своим.
Шепнуть о том, пред чем язык немеет,
Усилить бой бестрепетных сердец

Вот чем певец лишь избранный владеет.
Вот в чем его и признак и венец!


Эти строки в полной мере можно отнести к самому Фету. Да, он мог шепнуть слова, от которых трепетали сердца, загорались души на добрые дела и высокие помыслы. В этом поэт видел главное свое предназначение, для этого он создавал свои прекрасные произведения.

Кляните нас: нам дорога свобода,
И буйствует не разум в нас, а кровь,
В нас вопиет всесильная природа,
И прославлять мы будем век любовь.
В пример себе певцов весенних ставим:
Какой восторг
так говорить уметь!
Как мы живем, так мы поем и славим,
И так живем, что нам нельзя не петь!


Он видел красоту в земном и обыденном, усматривал идеальное и вечное в повседневном и преходящем. Источником творчества может стать обычная прогулка, увиденный пейзаж или даже мимолетное настроение. Муза является поэту в облике симпатичной и вполне земной девушки, странствует вместе с ним по городским улицам “в туман и холод, внемля стуку колес по мерзлой мостовой”.

Одним толчком согнать ладью живую
С наглаженных отливами песков,
Одной волной подняться в жизнь иную.
Учуять ветр с цветущих берегов.