«ИДЕШЬ, НА МЕНЯ ПОХОЖИЙ...»

Ваша книга — это весть «оттуда», Утренняя, благостная весть... Я давно уж не приемлю чуда... Но как сладко слышать: «Чудо есть!» М. Волошин Марина Ивановна Цветаева — поэт своеобразный, талантливый и непосредственный. Ее стихи наполнены воздухом, светом, безграничным простором. Будучи неординарной личностью, Цветаева отражала в поэзии противоречивые чувства, взгляды, эмоции, которые одолевали ее в юности. Все хотелось увидеть, прочувствовать, запечатлеть в своей яркой и светлой лирике бескомпромиссной Марине Ивановне. золотые времена, Где взор смелей и сердце чище! О, золотые имена: Гек Финн, Том Сойер, Принц и Нищий! В начале века среди символистов очень модно было писать о потустороннем мире, своем уходе, смерти. Самостоятельная Цветаева тоже отдала дань моде, но сделала это удивительно непосредственно, без картинной позы, излишней слезливости и словословия. Совсем молодой она рассуждает о неотвратимости своего ухода. С легкой грустью, немного иронично, вероятно, потому, что до этого срока еще далеко: пофилософствовала и отмахнулась. Не думай, что здесь — могила, Что я появлюсь, грозя... Я слишком сама любила Смеяться, когда нельзя! И кровь приливала к коже, И кудри мои вились... Я тоже была, прохожий! Прохожий, остановись! Порывистой и активной натуре Марины Ивановны было интересно все, она искала истоки своей талантливости в родных корнях. В прекрасном стихотворении «Бабушке» звучат ноты восхищения и удивления, желание понять собственную мятущуюся душу. День был невинен, и ветер был свеж, Темные звезды, погасли. — Бабушка! — Этот жестокий мятеж В сердце моем — не от Вас ли?... Ее поэзия — бьющий эмоциями фонтан, если не вылить из себя звуки, кажется, разорвется душа. Такое бескомпромиссное отношение к творчеству характерно для большого поэта, каким и была Марина Ивановна Цветаева. Она не могла и не хотела укрощать свои порывы и вольнолюбивое сердце. Шла к людям с открытым забралом, отдавая всю себя искусству. Какой-нибудь предок мой был — скрипач, Наездник и вор при этом. Не потому ли мой нрав бродяч И волосы пахнут ветром? Не он ли, смуглый, крадет с арбы. Рукой моей — абрикосы, Виновник страстной моей судьбы. Курчавый и горбоносый? Цветаева высоко ценила свои стихи и талант, но ничего не делала для того, чтобы стать известной, выпустить в печать то или иное произведение. Безмерная гордыня удерживала ее от необходимых шагов, чтобы добиться популярности. Она верила, что почитатели сами найдут дорогу к ее произведениям, просто еще не пришло время. Моим стихам, написанным так рано, Что и не знала я, что я — поэт, Сорвавшимся, как брызги из фонтана, Как искры из ракет... Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!) Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед. Произведения автора, многогранные и талантливые, пришли к нам поэтическим дневником, рассказывая о трудной, прекрасной и самоотверженной жизни Марины Ивановны, не знающей сомнений, твердо верящей в великую миссию России. Сама же Цветаева погибла «в жерновах истории», но не согнулась, не изменила себе и своему таланту. Оттого ее стихи находят все новых и новых почитателей, восторженных поклонников. Нет, легче жизнь отдать, чем час Сего блаженного тумана! — Ты мне велишь — единственный приказ! — И засыпать, и просыпаться — рано. Пожалуй, что и снов нельзя Мне видеть, как глаза закрою, — Не проще ли тогда — глаза Закрыть мне собственной рукою?