ЖАНРОВОЕ И ИДЕЙНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ РОМАНА Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО <ЧТО ДЕЛАТЬ?>.
Считается, что произведение Чернышевского <Что делать?> принадлежит к типу утопических романов. Однако это слишком ус-ловная характеристика, поскольку авантюрная завязка сюжета придает ему черты детективной повести, подробное жизнеописание Веры Павловны вносит элементы бытовой драмы, а из-за рыхлости сюжета, который то и дело прерывается пространными рассужде-ниями автора, роман трудно втиснуть в рамки какой-либо привы-чной схемы. Местами автор пытается увлечь читателя скрупулез-ным - и безумно скучным - подсчетом прибыли, которую получа-ли изображенные им кооперативные швейные мастерские, или же усваивает себе возвышенный тон, и тогда на протяжении несколь-ких страниц роман напоминает поэму в прозе. Нередко автор, по-добно суфлеру, врывается в повествование и упорно требует отчета у своих читателей: дескать, все ли им понятно? И сам же злорад-ным тоном отвечает: нет, добрейшая публика, ничего-то ты не ус-воила! Если подойти к вопросу о жанровом своеобразии этого сочи-нения с юмором - точнее, с <черным юмором>, то определить его можно примерно так: это лирико-бытовая фантазия с элементами трагифарса на тему наилучшего благоустройства личной и общест-венной жизни, написанная автором в тюрьме с наилучшими поже-ланиями тем, кто пойдет по его стопам...Действительно, трудно говорить об этом произведении серьезно, если принимать во внимание все его чудовищные недостатки. Автор и его герои говорят нелепым, топорным и невразумительным языком. Главные герои ведут себя неестественно, но они, словно куклы, послушны воле автора, который может заставить их делать (переживать, мыслить) все, что ему угодно. В этом признак незре-лости Чернышевского как писателя: подлинный творец всегда тво-рит сверх себя, порождения его творческой фантазии обладают сво-бодной волей, над которой не властен даже он, их творец, и не автор навязывает своим героям мысли и поступки, а скорее они сами подсказывают ему тот или иной свой поступок, мысль, пово-рот сюжета. Но для этого необходимо, чтобы их характеры были конкретными, обладали законченностью и убедительностью, а в ро-мане Чернышевского вместо живых людей перед нами голые аб-стракции, которым наспех придали человеческое обличье. Наибо-лее удачен в романе - ив этом нет ничего странного - образ злой, жадной и невежественной Марьи Алексеевны, матери Верочки. С ее цельным характером ничего не может поделать ни сам автор, ни его герои. Это наводит на мысль о том, что даже у Чернышевского не было особых трудностей в изображении этой фигуры, ведь жен-щины, подобные Марье Алексеевне, встречаются в жизни сплошь ирядом. Совсем другое дело - <новый тип> человека. Автор предуп-реждает нас, что такие люди есть, хотя их еще мало. Но Чернышев-скому явно хочется, чтобы их было еще больше, вот он и пересали-вает, наделяя их сверхчеловеческой выдержкой и ангельской добротой...Трудно судить объективно об идейном своеобразии книги, от-вратительно написанной. Однако ни один русский писатель не может похвастаться таким успехом, какой выпал тогда на долю ав-тора <Что делать?>. Секрет ее успеха - в ее моральном воздейст-вии на общество. Идейное своеобразие романа сводится к проповеди новой морали. Критики, принадлежавшие к правому консерватив-ному лагерю, объявили роман безнравственным, однако замеча-тельный русский богослов А. М. Бухарев (в монашестве архиманд-рит Феодор) признал, что книга по духу - глубоко христианская. Действительно, автор уделяет большое внимание аскетическим принципам: Рахметов спит на гвоздях, чтобы приготовить себя к перенесению пытки, он отказывает себе во всех человеческих радос-тях и посвящает жизнь служению Истине. Особенно много нападок вызвала проповедь свободной любви, отрицание ревности, основан-ной на дурном чувстве собственности. Однако половая распущен-ность процветала как раз среди представителей правого консерва-тивного лагеря - среди гвардейских офицеров, праздных помещи-ков, важных чиновников, а вовсе не в кругах аскетически настроенной революционной интеллигенции. Проповедь свободы любви в романе Чернышевского означает проповедь искренности чувства и ценности любви как единственного оправдания отношений между мужчиной и женщиной. Прекращение любви с одной из сторон есть прекращение смысла отношений. Тема свободы любви не имела у Чернышевского ничего общего с темой оправдания беспорядочных половых связей. Чернышевский восстает против всякого социаль-ного насилия над человеческими чувствами, им движет любовь к свободе, уважение к искренности чувства.И все же обычный читатель - просто читатель, а не революци-онер и не воинствующий моралист - едва ли удовлетворится по-добными объяснениями и не поймет, почему ему следует выиски-вать достоинства в плохо написанной книге. Всем известна летучая фраза Е. Евтушенко: <Поэт в России - больше, чем поэт!> Но, быть может, было бы лучше, если бы каждый в России занимался своим делом? Поэты и писатели писали бы стихи и романы, а обще-ственные деятели занимались бы общественной деятельностью!