ЖАНРОВОЕ
СВОЕОБРАЗИЕ ПЬЕСЫ А.П. ЧЕХОВА “ВИШНЕВЫЙ
САД”



Я же
комедию написал! Что же вы сделали
слезливую драму?



А.Л. Чехов



Написанная
в 1903 году пьеса А.П. Чехова “Вишневый сад”
вызвала бурные споры как среди актеров и
постановщиков ее, так и среди критиков и
зрителей. Антон Павлович решительно не
принимал трактовки его произведения как “слезливой
драмы” и подчеркивал в беседах со
Станиславским и Немировичем-Данченко, что
несколько грустный тон отдельных мест
вызван “только настроением лиц”, а не всей
пьесы. Чтобы доказать это, надо внимательно
присмотреться не только к репликам героев,
но и к авторским ремаркам, “подводному
течению”. Использование ремарок не только
помогает раскрытию духовного мира
персонажей, но и как бы ведет главную мысль
темы: кто хозяин вишневого сада, страны?


Перед нами
бывшие хозяева сада: Раневская, Гаев, их
мать и муж Раневской как внесценические
персонажи. Их главный порок — это жизнь “в
долг”, бессмысленность, бесполезность их
существования. Муж Раневской не мог вести
хозяйство, разорился и умер от “шампанского”,
сама Раневская истратила деньги на роскошь
и содержание любовника, Гаев свое состояние
проел “на леденцах”. Рассказывая историю
жизни этих людей, Чехов пользуется иронией
как средством разоблачения.


Но основной
прием, который он нашел для изображения
бывших хозяев, — это сатирическое, даже
несколько гротескное, пародийное отражение
манер и характеров Раневской и Гаева в их
слугах. Здесь и показная чувствительность,
“нежность” Дуняши, которая раскрывает
несерьезность, отсутствие глубины чувств и
бесхозяйственность Раневской, и “образованность”
Яши, забывшего не только старуху мать, но и
Родину (пародирует отношение Раневской к
детям, поместью, родной стране), и “чудачества”
Шарлотты Ивановны, отражающие нелепую
нескладную судьбу Раневской. Особое место
среди слуг занимает Фирс. Он своими
короткими репликами постоянно
концентрирует наше внимание на легкомыслии
слов и даже клятв своих хозяев. Например,
при встрече с Раневской на ее заверение в
любви к нему Фирс
,
не расслышав, отвечает: “Позавчера”. И
создается впечатление, что чувства Любови
Андреевны слишком поверхностны и комичны.
Но особенно смешны заботы старого слуги о
Гаеве, словно о дитяти. Можно только от души
хохотать над торжественными клятвами Гаева

отстоять
сад и последовавшим за этим “самоотверженным”
отказом от помощи Фирса, который должен был
раздеть его на ночь. Чехов наполняет
иронией, скрытой насмешкой фразу: “Опять,
барин, не те брючки надели”. Но в этих
эпизодах невольно чувствуется трагизм
судьбы преданного Фирса, отчаяние
инфантильного помещика найти выход из
положения. Вот и выход — “смех сквозь слезы”.


Сатирический
взгляд Чехова не щадит и других персонажей.
Наиболее интересен здесь Лопахин, новый
хозяин сада. Этот человек довольно
самокритичен и часто посмеивается над
собственными недостатками. Говоря о своей
необразованности, он с иронией отмечает,
что, хоть и надел на себя “белую жилетку,
желтые ботинки”, а так и остался “мужик
мужиком”. Человек деловой, крепкой хватки,
процветающий капиталист, и он бывает порой
смешным и попадает в нелепые положения:
вместо Епиходова получает палкой по голове
от Вари, хочет угостить всех шампанским, но
от него отказываются, и его приходится
выпивать Яше. И несмотря на большое
различие в образе жизни, взглядах,
образовании, положении, лопахины, как и
прежние хозяева, остаются такими же “недотепами”,
над сущностью которых буквально издевается
Чехов. В этом ему помогает Петя Трофимов,
считающий, что люди лопахинского типа нужны
только как хищники
“в
смысле обмена веществ”.


Но жанр
комедии, избранный Чеховым, действует
безжалостно даже относительно
симпатичного и умного Пети. И ему достается
от Чехова-сатирика. В какие только
передряги не попадает он: и падает с
лестницы, и служит объектом многочисленных
насмешек, и получает прозвища “вечного
студента” и “облезлого барина”. Может
быть, автор наказал этого героя за его
излишнее многословие, которое, как известно,
сам не любил. Трофимов много говорит — мало
делает, и поэтому некоторые слова его,
лишенные подчас практической основы, не
вызывают ничего, кроме улыбки. Вот, к
примеру, эпизод с Раневской, высмеявшей его
фразу “мы выше любви”. Чеховская добрая
ирония находит здесь выход в авторских
ремарках. Петя то вскрикивает “с ужасом”,
то, задыхаясь от негодования, не может
произнести ни слова, то грозится уйти и
никак не может этого сделать. Тем не менее
при всей своей комичности Трофимов сумел
разбудить стремление к лучшему будущему у
Ани. Ее из всех персонажей комедии выделяет
то, что над ней автор ни разу не подшучивает.
Она всегда оживляет любую сцену своей
непринужденностью и чутким отношением к
людям. Рядом с ней Варя кажется излишне
ворчливой, слегка напоминает Фирса.


Вместе с
тем на фоне комических эпизодов резко
выделяются трагические судьбы почти всех
героев, особенно Раневской, Шарлотты
Ивановны, Фирса. Их трагедия — результат
неправильного устройства жизни. Чехов не
может глубоко и серьезно им сочувствовать,
быть на их стороне. Жизнь Раневской и
Шарлотты Ивановны прожита без творческого,
осмысленного труда, а Фирс — холоп по
убеждению, хотя и не виновный в жестоком
отношении к нему в конце пьесы. Наличие
трагического художественно подчеркивает
комизм и нелепость поведения хозяев сада:
Раневская и Гаев хотели спасти сад, но
обрадовались, когда его продали, Лопахин
хотел спасти сад, а стал его рубить.


“Я же
комедию написал! Что же вы сделали
слезливую драму?” — говорил Чехов. В пьесе
много доброго юмора, шуток, часто
встречается ремарка Чехова “все смеются”,
ее — что самое главное — конец наполнен
оптимизмом, верой в “новую жизнь”. Поэтому
можно сделать вывод, что, отстаивая свою
точку зрения, Антон Павлович был,
несомненно, прав.