Добро и зло в художественном осмыслении Михаила Булгакова
(по материалу романа "Мастер и Маргарита")

К теме добра и зла обращается каждый писатель. Она ярко выражена в произведениях самых различных авторов: отечественных и зарубежных, классиков и современников, прозаиков и поэтов, писателей разных школ … О добре и зле говорили Гете и Лев Толстой, Достоевский и Голдинг, Горький и Блок, Лев Андреев и А.Н. Толстой. Обращаются они к этой вечной теме все по разному: кто-то явно разделяет белое и черное, кто-то исподволь подводит читателя к своему пониманию, есть и такие, кто оставляют читателю свободу, позволяют выбрать, на какой он стороне. Добро и зло присутствуют и в романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита", более того, здесь это одна из ключевых тем.
Добро и зло в произведении – это не два различных явления, вступающих в открытое противоборство, они едины. Любой поступок может быть как добрым, так и злым. Все зависит от контекста события. Рассмотрим, например, Понтия Пилата. Его поступок – решение казнить бродягу – сам по себе нейтрален. Если бы Иешуа действительно был опасен, подстрекал к разрушению храма, возглавлял восстание, то, с точки зрения морали, поступок игемона был бы оправдан. С другой стороны, если бы Га-Ноцри являлся бы законопослушным человеком, ничего не нарушал, то прокуратор Иудеи совершил злое дело. Однако этими двумя случаями рассматриваемый эпизод не исчерпывается. Кроме уровня событий и действий героев, у Булгакова очень важен уровень внутреннего мира, чувств и мыслей человека. Так, в рассматриваемом примере оценка поступка Понтия Пилата строится не только и не столько на объективных обстоятельствах, сколько на том, как сам игемон воспринимает свои действия. В книге автор ясно дает понять, что прокуратор поступает наперекор себе, и именно это делает его поступок злым. Итак, каждое действие любого человека не должно противоречить его собственному представлению о жизни, и только потом должно соответствовать обстоятельствам.
Обратимся теперь к Иешуа и Воланду. Казалось бы, эти героя, как и их прототипы, Христос и дьявол, должны олицетворять добро и зло в их крайних проявлениях, но и это не так. Иешуа не является тем рыцарем света, каким представляется канонический Христос. Булгаков очеловечил этот образ, поэтому Иешуа свойственны обычные слабости: он боится боли, хочет спасти свою жизнь. Однако это не перевешивает желания остаться до конца честным с собой, что и делает героя символом добра.
Образ Воланда очень сложен и необычен, но одно можно утверждать наверняка, он не является абсолютным злом. Мессир наказывает только тех, кто этого заслуживает. Неслучайно эпиграфом ко всей книге служит цитата из "Фауста" Гете: "Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо …" Иешуа и Воланд делают одно дело, подходя к нему с разных сторон.
Во всей мировой литературе вообще и в "Мастере и Маргарите" Михаила Булгакова в частности фактором, отделяющем добро от зла является нравственный императив – то, как сам человек воспринимает сделанное. История показывает, что именно такой принцип единственно верен. Существовали другие способы деления мира на добро и зло, например, в Советской России на основе классового разделения. Были, конечно, и писатели, посвятившие книги таким системам, но их имена забыты, а имя Булгакова останется в мировой литературе навсегда.