Жемчужиной творческого наследия замечательного русского писателя, лауреата Нобелевской премии И. А. Бунина заслуженно считается рассказ “Легкое дыхание”. В нем так лаконично и ярко запечатлен образ главной героини, так трепетно передано чувство прекрасного, несмотря на ее трагическую судьбу. Все в рассказе построено на выразительных контрастах, без которых невозможно понять авторский замысел.
Уже с первых строк повествования складывается двойственное ощущение: грустное, пустынное кладбище, серый апрельский день, голые деревья, холодный ветер “звенит и звенит фарфоровым венком у подножья креста”, “крепкого, тяжелого, гладкого”, а на кресте “фотографический портрет гимназистки с радостными, поразительно живыми глазами”. Смерть и жизнь, печаль и радость и есть символ судьбы Оли Мещерской.
В стихотворении И. А. Бунина “Эпитафия” живет такое же печальное и светлое настроение, как и в рассказе:

Здесь, в тишине кладбищенской аллеи,
Где только ветер веет в полусне,
Все говорит о счастье и весне.
Сонет любви на старом мавзолее
Звучит бессмертной грустью обо мне,
А небеса синеют вдоль аллеи.

Трудно согласующиеся между собой впечатления конкретизируются далее — от рассказа о безоблачном детстве Оли, отрочестве — к трагическим событиям последнего прожитого года. “Незаметно упрочилась ее гимназическая слава, и уже пошли толки, что она ветрена...” Рисуется “розовый вечер на катке” в городском саду, когда Оля “казалась самой беззаботной, самой счастливой”, но тут же оговорка: “последнюю свою зиму Мещерская совсем сошла с ума от веселья”. Автор подчеркивает разрыв между кажущимся, внешним и внутренним состоянием героини: полудетское состояние бегающей на переменке гимназистки, ее признание в том, что она уже женщина. Спокойная, даже веселая беседа в строгом кабинете начальницы гимназии, а непосредственно за тем — краткое сообщение: “А через месяц казачий офицер, некрасивый и плебейского вида, не имевший ничего общего с тем кругом, к которому принадлежала Оля Мещерская, застрелил ее на платформе...” Наше внимание настойчиво направляется к каким-то тайным пружинам Олиной жизни. Для этого автор затягивает объяснение причин ее гибели, как бы порожденной самой логикой поведения девушки. А затем открывается новая, еще более неожиданная тайна — ее связь с пятидесятишестилетним Малютиным. Бунин создает сложную композицию — от факта смерти к детству героини, затем к недавнему прошлому и его истокам. Все это позволяет сохранить удивительное дыхание красоты.
Бунин выразительно передал странную логику поведения Оли. Кружение по жизни: на балах, на катке, вихревой бег по гимназии, стремительность перемен, неожиданные поступки. “Она совсем сошла с ума”, — говорят о ней; “...я совсем сошла с ума”, — говорит она. Сдержанно характеризуется окружение Оли. Цепочка на редкость равнодушных к ней лиц замыкается последним звеном — “классной дамой”. Картину духовной нищеты Олиного окружения Бунин рисует мастерски, убедительно. Мысль о том, что в однообразном, бездушном мире чистые порывы обречены, вносит трагическую интонацию в рассказ.
В финале произведения Оля рассказывает своей подруге, что в одной папиной книге прочла, какая красота должна быть у женщины. “...Там, понимаешь, столько насказано, что всего не упомнишь... но главное, знаешь ли что? Легкое дыхание! А ведь оно у меня есть...” Оля действительно обладала легким, естественным дыханием — жаждой какой-то особенной, неповторимой судьбы, достойной только избранных. И совсем не случайно об этой ее заветной мечте сказано под конец. Олино внутреннее горение неподдельно и могло бы вызвать большое чувство. Если бы не бездумное порхание по жизни, не примитивное представление о счастье, не пошлое окружение. Автор раскрывает нам не только красоту девушки, но и эти неразвившиеся прекрасные возможности. Они, по мнению писателя, не могут исчезнуть, как никогда не исчезает тяга к прекрасному, к счастью, к совершенству. Красота и смерть, любовь и разлука — вечные темы, получившие столь трогательное и просветленное воплощение в творчестве И. А. Бунина, волнуют нас и сегодня.