Я не люблю уверенности сытой,
Уж лучше пусть откажут тормоза.
Досадно мне, коль слово “честь” забыто
И коль в чести наветы за глаза.
В. Высоцкий

Владимира Семеновича Высоцкого любит, знает и слушает вся страна. Он вошел в нашу жизнь в “магнитофонную эпоху”. Его голос с хрипотцой, нехитрый гитарный перебор слышался повсюду. Песни Высоцкого, доходчивые и простые, близки и понятны всем. Фронтовики утверждали, что о войне может так написать только прошедший ее дорогами. “Он — наш!” —Но так о Высоцком могли сказать все, о ком он писал.

Кто захочет в беде оставаться один!
Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?!

Но спускаемся мы с покоренных вершин
Что же делать, и боги спускались на землю
Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал

Лучше гор могут быть только горы.
На которых никто не бывал.


Все споры закончились, когда вышел фильм “Вертикаль”, и страна увидела молодого человека небольшого роста, коренастого, поющего свои песни в сопровождении обычной гитары.

Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас и зовут нас остаться.
Но спускаемся мы
кто на год, кто совсем,
Потому что всегда мы должны возвращаться.


Всенародная любовь к Высоцкому не прошла. Она стала укрепляться, так как люди увидели своего кумира, стали узнавать подробности его биографии. Необыкновенный и щедрый талант этого человека сделал его “своим” миллионам людей. Песни, баллады, стихи Высоцкого привлекают к себе не только оригинальностью, виртуозным владением лексикой, они понятны и близки людям теми переживаниями, проблемами, которые испытывают их лирические герои. А эти стихи стали хрестоматийными, их может продолжить любой... Так происходило только с Пушкиным.

Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но шел,
А когда упал со скал,
Он стонал, но держал,

Если шел он с тобой как в бой,
На вершине стоял хмельной,

Значит, как на себя самого.
Положись на него.


По свидетельству Булата Окуджавы, Высоцкий страдал оттого, что не был признан официально. Не разрешали печатать сборники стихотворений, не принимали в Союз писателей... А страна смеялась его смехом и плакала вместе с его героями, пела “его голосом” и удивлялась — какой еще популярности нужно было?! Да, все это было, но как-то полуподпольно, на энтузиазме отдельных доброжелателей. Страшно признаться, но любимым властями Высоцкий стал только после смерти.
Выходят диски и аудиокассеты — полное собрание сочинений, печатаются его стихи и “Роман о девочках”. Признается, что Владимир Семенович был талантливейшим артистом. Эль-дар Рязанов к одной из годовщин снимает многосерийный документальный фильм о Высоцком. Но поздно! Ему бы при жизни хоть десятую долю этого признания, он не ушел бы так рано.

Как все мы веселы бывали и угрюмы,
Но если надо выбирать и выбор труден,
Мы выбираем деревянные костюмы.
Люди! Люди!
Нам будут долго предлагать
не прогадать.
Ах!
скажут,что вы, вы еще не жили!
Ну, а потом предложат: или
или...
И будут вежливы и ласковы настолько

Предложат жизнь счастливую на блюде.
Но мы откажемся, и бьют они жестоко,
Люди, люди!


Высоцкий ушел в тысяча девятьсот восьмидесятом. С тех пор успело вырасти новое поколение молодежи, но и для них Владимир Семенович остается кумиром, потому что говорит на их языке, об их проблемах, понятно и доходчиво, не “докучая моралью”...

Сегодня не слышно биенья сердец

Оно для аллей и беседок.
Я падаю, грудью хватая свинец,
Подумать успев напоследок...
Разрывы глушили биенье сердец,
Мое же
мне громко стучало,
Что все же конец мой
еще не конец:
Конец
это чье-то начало.

Идут годы, десятилетия, но поэзия Высоцкого не стареет. Она так же актуальна, как и в “далекие” теперь семидесятые, восьмидесятые. Это удел талантливых творений, а талант Высоцкого общепризнан. Он стал нашей классикой.

Сейчас глаза мои сомкнутся,
Я ухожу
придет другой.
Мы не успели оглянуться,
А сыновья уходят в бой.