Теория:

(\(1\)) С перебитой ногой я лежал у окна санитарного поезда спиной к движению. (\(2\)) Уходящая местность открывалась передо мной, и поэтому я увидел эти три танка, когда мы уже прошли мимо них. (\(3\)) Открыв люки, танкисты смотрели на нас. (\(4\)) Они были без шлемов, и мы приняли их за своих. (\(5\)) Потом люки закрылись, и это была последняя минута, когда ещё невозможно было предположить, что по санитарному эшелону, в котором находилось, вероятно, не меньше тысячи раненых, другие, здоровые люди могут стрелять из пушек.

(\(6\)) Но именно это и произошло.

(\(7\)) С железным скрежетом сдвинулись вагоны, меня подбросило, и я невольно застонал, навалившись на раненую ногу. (\(8\)) Мне видно было через окно, как первые раненые, выскочив из теплушек, бежали и падали, потому что танки стреляли по ним шрапнелью.
(\(9\)) Кое-как я сполз с койки, и толпа раненых вынесла меня на площадку. (\(10\)) Я лёг под вагон, беспомощный, томящийся от бешенства и боли.

(\(11\)) Кто-то крепко взял меня за руку. (\(12\)) Это была санитарка.

— (\(13\)) Я никуда не пойду! — сказал я. — (\(14\)) Оставьте меня! (\(15\)) У меня есть пистолет, и живым они меня не получат.

(\(16\)) Но две санитарки схватили меня, и мы втроём скатились под насыпь. (\(17\)) Ромашов мелькнул где-то впереди в эту минуту.(\(18\)) Кое-как перебравшись через болото, мы залегли в маленькой осиновой роще: девушки, я, Ромашов и два легко раненных бойца, присоединившихся к нам по дороге. (\(19\)) Я послал этих бойцов в разведку, и, вернувшись, они доложили, что на разных направлениях стоят немцы.

— (\(20\)) Уйти, конечно, можно, но, поскольку капитан не может самостоятельно двигаться, лучше воспользоваться дрезиной.

(\(21\)) Дрезину они нашли под насыпью у разъезда. (\(22\)) Бойцы и санитарки ушли, чтобы поднять её и поставить на рельсы.

(\(23\)) Мы с Ромашовым остались одни в маленькой мокрой роще. (\(24\)) Мне трудно рассказать о том, каким был этот день. (\(25\)) Мы ждали и ждали без конца.

(\(26\)) Уходя, санитарка сунула мне под голову свой заплечный мешок. (\(27\)) Очевидно, в мешке были сухари: что-то хрустнуло, когда я кулаком подбил мешок повыше. (\(28\)) Ромашов стал ныть, что он умирает от голода, но я прикрикнул на него, и он замолчал.

— (\(29\)) Они не вернутся, — нервно сказал он. — (\(30\)) Они бросили нас.

(\(31\)) Вероятно, у меня было плохое настроение, потому что я вытащил пистолет и сказал Ромашову, что убью его, если он не перестанет ныть. (\(32\)) Он замолчал и, кажется, с трудом удержался, чтобы не заплакать.

(\(33\)) Плохо было дело! (\(34\)) Уже первые сумерки крадучись стали пробираться в рощу, а девушки не возвращались. (\(35\)) Разумеется, я и мысли не допускал, что они могли уехать на дрезине без нас, как это подло предполагал Ромашов. (\(36\)) Пока лучше было не думать, что они не вернутся.

(\(37\)) Лёжа на спине, я незаметно уснул. (\(38\)) Когда я открыл глаза, туман лениво бродил между деревьями. (\(39\)) Ромашов сидел поодаль в прежней сонно-равнодушной позе. (\(40\)) Всё, кажется, было, как прежде, но всё уже было совершенно другим.

(\(41\)) Он посмотрел на меня искоса, очень быстро, и я сразу понял, почему мне так неудобно лежать. (\(42\)) Он вытащил из-под моей головы мешок с сухарями. (\(43\)) Кроме того, он вытащил флягу с водой и пистолет.

(\(44\)) Кровь бросилась мне в лицо. (\(45\)) Он вытащил пистолет!

— (\(46\)) Сейчас же верни оружие, болван! — сказал я спокойно.
— (\(47\)) Ты всё равно умрёшь, — сказал он торопливо. — (\(48\)) Тебе не нужно оружие.
— (\(49\)) Верни пистолет, если не хочешь попасть под полевой суд. (\(50\)) Понятно?
(\(51\)) Он стал коротко, быстро дышать:
— Какой там полевой суд! (\(52\)) Мы одни, и никто ничего не узнает.

(\(53\)) Он уложил мешки и пошёл по направлению к болоту, и через пять минут среди далёких осин мелькала его сутулая фигура.

(\(54\)) Оставить меня одного, голодного и безоружного, тяжело раненного в лесу, в двух шагах от расположения немецкого десанта… (\(55\)) Он ушёл, что было равносильно убийству, а может быть, даже и хуже.
(По В. А. Каверину*)
 
*Вениамин Александрович Каверин (\(1902\)–\(1989\)) — русский советский писатель, драматург и сценарист.
Источники:
В. А. Каверин. Два капитана. Москва: Художественная литература. 1981. С. 567–569.