Теория:

(\(1\)) На Тверской, против Леонтьевского переулка, высится здание бывшего булочника Филиппова, который его перестроил в конце столетия из длинного двухэтажного дома, принадлежавшего его отцу, популярному в Москве благодаря своим калачам и сайкам. <...>

(\(2\)) Булочная Филиппова всегда была полна покупателей. (\(3\)) В дальнем углу вокруг горячих железных ящиков стояла постоянная толпа, жующая знаменитые филипповские жареные пирожки с мясом, яйцами, рисом, грибами, творогом, изюмом и вареньем. (\(4\)) Публика — от учащейся молодёжи до старых чиновников во фризовых шинелях и от расфранченных дам до бедно одетых рабочих женщин. (\(5\)) На хорошем масле, со свежим фаршем пятачковый пирог был так велик, что парой можно было сытно позавтракать. (\(6\)) Их завёл ещё Иван Филиппов, основатель булочной, прославившийся далеко за пределами московскими, калачами и сайками, а главное, чёрным хлебом прекрасного качества.
(\(7\)) Прилавки и полки левой стороны булочной, имевшей отдельный ход, всегда были окружены толпами, покупавшими фунтиками чёрный хлеб и ситный. <...>

(\(8\)) Чёрный хлеб, калачи и сайки ежедневно отправляли в Петербург к царскому двору. (\(9\)) Пробовали печь на месте, да не выходило, и старик Филиппов доказывал, что в Петербурге такие калачи и сайки не выйдут.
(\(10\)) — Почему же?
(\(11\)) — И очень просто! (\(12\)) Вода невская не годится!
(\(13\)) Кроме того, — железных дорог тогда ещё не было, — по зимам шли обозы с его сухарями, калачами и сайками, на соломе испечёнными, даже в Сибирь. (\(14\)) Их как-то особым способом, горячими, прямо из печки, замораживали, везли за тысячу вёрст, а уже перед самой едой оттаивали — тоже особым способом, в сырых полотенцах, — и ароматные, горячие калачи где-нибудь в Барнауле или Иркутске подавались на стол с пылу, с жару.

(\(15\)) Калачи на отрубях, сайки на соломе... (\(16\)) И вдруг появилась новинка, на которую покупатель набросился стаей, — это сайки с изюмом...
(\(17\)) — Как вы додумались?
(\(18\)) — И очень просто! — отвечал старик. (\(19\)) Вышло это, действительно, даже очень просто.

(\(20\)) В те времена всевластным диктатором Москвы был генерал-губернатор Закревский, перед которым трепетали все. (\(21\)) Каждое утро горячие сайки от Филиппова подавались ему к чаю.
(\(22\)) — Э-тто что за мерзость! (\(23\)) Подать сюда булочника Филиппова! — заорал как-то властитель за утренним чаем.
(\(24\)) Слуги, не понимая, в чём дело, притащили к начальству испуганного Филиппова.
(\(25\)) — Э-тто что? Таракан?! — И суёт сайку с запечённым тараканом. — Э-тто что?! А?
(\(26\)) — И очень даже просто, ваше превосходительство, — поворачивает перед собой сайку старик.
(\(27\)) — Что-о?.. (\(28\)) Что-о?.. (\(29\)) Просто?!
(\(30\)) — Это изюминка-с!
(\(31\)) И съел кусок с тараканом.
(\(32\)) — Врёшь, мерзавец! (\(33\)) Разве сайки с изюмом бывают? (\(34\)) Пошёл вон!
(\(35\)) Бегом вбежал в пекарню Филиппов, схватил решето изюма да в саечное тесто, к великому ужасу пекарей, и ввалил.

(\(36\)) Через час Филиппов угощал Закревского сайками с изюмом, а через день от покупателей отбою не было.
(По В. А. Гиляровскому*)
 
* Владимир Алексеевич Гиляровский (\(1855\)–\(1935\)) — русский и советский писатель, поэт, журналист, краевед Москвы. Его произведение «Москва и москвичи» повествует о богатой истории нашей столицы.